Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Главная | Мой профиль | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Специальный проект
Специальный проект от ArAcH.do.am


Чат
 

Наш опрос



Друзья сайта
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Благотварительность
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  
Положение западных армян во воторой половине XIXв                                            
                            Часть двадцать третья.
           Положение западных армян в конце XIXв.
  
 
Усиление национального гнёта.
Во второй половине XIX века, когда Восточная Армения уже находилась в составе Российской империи, Западная Армения оставалась под тяжелым игом турецкого деспотизма. Общая численность армянского населения, проживавшего в то время в Западной Армении, а также в разных городах и провинциях Оттоманской империи, составляла около трех миллионов человек.
Стремясь предотвратить распад империи и вывести страну из крайней отсталости, султанское правительство (Высокая Порта) предприняло ряд попыток проведения реформ. В 1839 и 1856 гг. были обнародованы рескрипты султана Абдул Меджида, декларировавшие неприкосновенность жизни, .имущества и чести всех подданных государства, равенство в правах мусульман и христиан, преобразования в экономической жизни страны и т. д. Но все провозглашенные в этот период (1839—1870 гг.) реформы, получившие в истории Турции название Танзимат («танзимат»—преобразования, реформы), были осуществлены лишь частично и главным образом в армии и в административной и финансовой областях. Основные идеи Танзимата остались на бумаге. Не произошло изменений в экономическом, общественном строе, в положении трудящихся масс и угнетенных национальностей. В Турции продолжали господствовать самые низкие и варварские формы социального и национального гнета. «Жалкое крушение терпели все попытки турецкого правительства стать на путь цивилизации»,—писали К. Маркс и Ф. Энгельс в 1853 г.

В период Танзимата несколько оживилась общественно-политическая жизнь западных армян, в частности в армянских колониях Константинополя и Измира (Смирны). Прогрессивная интеллигенция, находившаяся под влиянием преимущественно французской культуры и демократического движения, развернула в 1850—1860-х гг. борьбу против армянских клерикалов и богачей-амира. Она в особенности ставила задачу принять так называемую «Национальную конституцию» (в действительности «Положение»), чтобы ограничить их права и бесконтрольную деятельность во внутренних общественно-культурных делах западных армян. Армянская интеллигенция, как буржуазно-либеральная (Г. Отян, Н. Русинян, Сервичен), так и радикально-демократическая (А. Свачян, К. Паносян) достигла и в этом вопросе определенного успеха. Однако «Национальная конституция» («Положение») не затрагивала основных вопросов социально-политической жизни народа. Одновременно законы Танзимата не были осуществлены и в Западной Армении; господствовавшие здесь паши, шейхи и беи и слышать не хотели о них. Таким образом положение армянского народа оставалось тяжелым. Более того, начиная с середины XIX века национальный гнет и эксплуатация усилились.

В 1850—1860-х гг. в Османской империи поднялась новая волна национально-освободительного движения. Вспыхнули восстания против турецкого господства в Черногории, Герцеговине и Болгарии. Произошли волнения и в азиатской части империи—среди арабов и курдов.

Султанское правительство, верное себе, со всей жестокостью подавило эти восстания и вместе с тем приняло ряд мер для предотвращения подобных волнений среди других подвластных ему народов. Высокая Порта не теряла из поля зрения и Западную Армению, где также нашли благодатную почву идеи национально-освободительной борьбы.

Стремясь предотвратить повстанческое движение среди западных армян, турецкое правительство сделало все, чтобы помешать их национальной консолидации. Были предприняты попытки ликвидировать полунезависимое существование ряда армянских провинций, в частности Зейтуна и Сасуна; власти всячески обостряли взаимоотношения между армянами, с одной стороны, и курдами и прочими мусульманскими народами, с другой. Резко усилились репрессии по отношению к печати, литературе, культурно-просветительным обществам, организовывались погромы и резня армян.
Известный армянский ученый-фольклорист Гарегин Срвандзтян в 1864 г. так представлял положение в провинции Муш: «Град пуль, потоки крови, грабеж имущества, разграбление церквей, попрание законов, лишение жизни...»
Об  армянском  населении  провинции  Кегн  очевидец в 1869 г. писал: «Этот народ находится на краю моральной и физической гибели; жизнь людей и их имущество находятся в опасности; ежедневно их убивают, оскорбляют, грабят, разоряют».

В том же году русский посол в Константинополе сообщал, что Высокая Порта направила тайное указание местным властям уничтожать армянские исторические памятники., дабы они не напоминали о прошлом Армении и не пробуждали в армянском народе идею национальной независимости.

В конце 1876 г. турецкие власти сожгли в Ване много строений, принадлежавших армянам, совершили множество арестов, убийств и попытались организовать резню армянского населения. Позднее английский публицист Эм. Дил-лон, путешествовавший по Турции, писал, что во многих областях Западной Армении установлен зверский режим, который хуже рабовладельческого строя.
 
 
Освободительное движение в 1860—1870-х годах.
Жестокая политика султанского правительства всколыхнула и армянский народ. В ответ на все более усиливавшееся угнетение и разбой произошли вооруженные выступления. Защищая свою жизнь и честь, западные армяне предприняли новые попытки освободиться от тяжкого ига турецкого деспотизма.
В феврале 1862 г. армянское население Вана выступило с оружием в руках против турецких властей. Бои между армянами и турецкой полицией приобрели широкий размах. На помощь повстанцам города поспешило армянское и курдское население окрестных сел. Повстанцы захватили Ванскую крепость и закрепились в ней. Только после вмешательства войсковых частей восставшие сложили оружие.

Летом 1862 г. крупное восстание вспыхнуло в Зейтуне, который стал одним из центров армянского освободительного движения второй половины XIX века.

Зейтун—часть Горной Киликии, расположенная к северо-западу от Мараша, у истоков реки Джаан (Пюрамис). Зейтуном называлась как вся провинция, так и ее центр. Этот край, в древности именовавшийся Улнией, изобилует многочисленными труднопроходимыми ущельями, которые вместе с горами делали его почти неприступным.
 Армяне в этой горной провинции обосновались еще в древности, но сравнительно многочисленное армянское население образовалось здесь в период существования Армянского Киликийского государства (XI—XIV вв.). Численность населения провинции в середине XIX в. составляла 30—35  тысяч человек, из них 17 тысяч проживали в городе Зейтуне, а остальные—в окрестных селах. Экономическая жизнь Зейтуна носила замкнутый, натуральный характер. Социально-классовое расслоение крестьянства было еще слабым, форма правления во многом напоминала патриархально-общинный строй. Но, несмотря на это, в Зейтуне, как и в соседних провинциях, господствовали феодальные отношения: трудовое крестьянство эксплуатировалось знатью, существовали социальные противоречия. Власть в деревне находилась в руках сельского старшины, называемого кехья. Город Зейтун делился я а четыре участка, каждый из которых имел своего правителя, носившего титул «князя». Вопросы, относящиеся ко всей провинции, .рассматривались на уездном сходе, в который входили сельские старшины, четыре князя и представители духовенства.
Зейтун находился под владычеством султанской Турции, но фактически пользовался полунезависимым положением. Административные, судебные, религиозные и прочие вопросы решались самостоятельно. Зейтунцы выплачивали, хотя и не всегда, налоги турецким властям.

В первой половине XIX века несколько раз имели место вооруженные столкновения зейтунцев с турецкими войсками. Так, в 1808, 1819, 1829 и 1835 годах османская армия совершала походы против армянских горцев, но они—отважные и опытные бойцы—героически сопротивлялись и отбрасывали врага.

Султанское правительство обратило на Зейтун особое внимание в середине XIX века. Опасаясь того, что эта провинция может стать одним из очагов армянского освободительного движения, оно решило ликвидировать ее полунезависимое положение и полностью подчинить себе. Летом 1860 г. против зейтунцев была направлена турецкая воинская часть под командованием правителя Мараша Хуршид-паши. Однако зейтунцы успешной контратакой обратили пашу в бегство. Это еще более обеспокоило турецкое правительство, и оно решило не медля занять этот горный край, рассеять и вырезать его армянское население.

По приказу султана новый правитель Мараша Азиз-паша собрал большую армию и в июле 1862 г. осадил Зейтун. Все население провинции поднялось на ноги, за оружие взялись все—молодежь, пожилые, женщины и старики. Вначале Азиз-паша имел успех; он захватил несколько сел, полностью их разрушил, а население вырезал. Однако вскоре, 2 августа 1862 г., зейтунцы перешли в решительное контрнаступление и разгромили султанские войска. Азиз-паша потерпел позорное поражение. Победители захватили большое количество оружия. Противник оставил на поле боя емкого убитых. В жестокой схватке зейтунцы еще раз продемонстрировали свою отвагу и высокое  воинское искусство.

В статье одного из современников этих событий, написанной в декабре 1862 г. говорилось: «Рано утром второго августа Азиз-паша дал сигнал к наступлению на Зейтун... Набат колоколов Зейтуна подал сигнал всем армянам взяться за оружие. Битва была ожесточенной. Армяне, занявшие укрепленные рубежи, нанесли сильное поражение иноплеменникам, отбросили их и достигли ставки Азиз-паши, который едва спасся. Такое же поражение потерпел иноплеменный полк, наступавший со стороны церкви св. Богородицы. Зейтунцы, укрепившиеся в ущельях и расщелинах гор, нанесли большой урон армии противника. Битва продолжалась с утра до полудня, и войска Азиз-паши стали беспорядочно отступать. Зейтунцы до вечера их преследовали, уничтожив многих врагов. Часть этих войск отходила к Марашу; понеся большие потери, она лишь вечером едва достигла города. Другая часть, отступая по более короткому пути— слева и справа от Зейтуна, также была разбита в горах, ущельях, а значительная часть была сброшена в реку и утоплена».

Но султанское правительство решило любой ценой занять Зейтун. Азиз-паша был отозван, и вместо него правителем Мараша был назначен Ашир-паша, которому было поручено начать новый поход с еще большими силами. Повстанцы в свою очередь готовились к отражению врага, но вскоре события приняли иной ход. В результате посредничества армянского патриарха в Константинополе начались переговоры между обеими сторонами; султан пошел на этот шаг из опасения, что Франция, которая вела тогда активную захватническую политику на Ближнем Востоке, может воспользоваться создавшимся положением и совершить агрессию в Киликии. В результате переговоров было заключено соглашение, по которому правительство приостановило поход на Зейтун, а восставшие горцы согласились выплатить налоги и признать назначенного султаном правителя провинции—гаймагама.

Это соглашение не внесло существенных изменений в жизнь зейтунцев. Цель султанского правительства—овладеть Зейтуном, рассеять и уничтожить его армянское население— не была достигнута. Гаймагам, прибывший в Зейтун в 1865 г., следил за взиманием налогов, но его власть была формальной; в своих внутренних делах зейтунцы фактически сохраняли полунезависимое положение.Героическое зейтунское сражение 1862 г. нашло широкий отклик в армянской действительности.
 Ряд представителей западноармянской демократической интеллигенции, установив связи с восставшими, старались снабжать их оружием и боеприпасами. Освободительную борьбу зейтунцев воспели многие известные армянские поэты, в частности М. Пелцикташлян и С. Шахазиз.Армянское население Константинополя, особенно его демократические слои, с напряженным вниманием следили за происходившими событиями и старались оказать материальную помощь своим соотечественникам, взявшимся за оружие.
С этой же целью был организован сбор пожертвований среди армян Тбилиси, Москвы, Нахичевана и других городов. В многочисленных органах армянской периодической печати были опубликованы статьи, посвященные героическому Зейтунскому восстанию. Отклики на это восстание появились в русской и западноевропейской печати.
Таким образом, значение вооруженного выступления армянских горцев вышло за пределы одной провинции. В отличие от восстаний предыдущего периода, это восстание приобрело общенациональный характер. Оно воодушевило армянский народ и оказало большое влияние на армянское освободительное движение последующих лет.

Спустя год после Зейтунских событий, в 1863 г., произошли волнения среди армянского крестьянства провинции Муш, а в 1865 г.—в провинции Чарсанджак. Поднявшиеся там против местных феодалов крестьяне направили делегации в Константинополь, прося Высокую Порту облегчить свое положение. Однако делегаты были арестованы, выступления крестьян подавлены, после чего сотни семей покинули Западную Армению и перебрались в пределы России—в Закавказье.

С целью организации армянского освободительного движения был основан ряд тайных обществ. Так, в 1872 г. в городе Ване образовалось общество под названием «Союз спасения» («Союз во имя спасения»). В него входили многие горожане и жители окрестных сел—учителя, ремесленники, крестьяне, торговцы, духовные лица. Союз стремился с помощью России освободить народ от турецкого ига. Он развернул широкую деятельность—распространял листовки, послал в Тбилиси людей с просьбой о помощи и т. д. В одной из листовок общества говорилось: «Попрана наша честь, «сквернены наши церкви, похищены наши девушки и юноши; открыто отняты наши права и прилагаются усилия к полному уничтожению нашей нации. Поэтому надо или умереть и не видеть этого ужасного положения, или возродиться на лоне родины. Чего же мы ждем? Поклянемся же совместно и найдем путь к спасению...».

Общество «Союз спасения», однако, просуществовав около двух лет, распалось. Но армянское освободительное движение, направленное против турецкого господства, не затихало и в последующие десятилетия.
 
Резня западных армян в 1890-х годах.
В последнее десятилетие XIX века положение армянского народа, находившегося под турецким господством, еще более ухудшилось. Султан Абдул Гамид разрабатывал план всеобщей резни армян. По его приказу в 1890—1892 гг. были созданы специальные конные отряды, одна из основных задач которых заключалась в организации армянских погромов. Отряды эти стали называться по имени их создателя «гамидие».
Султанское правительство решило расправиться прежде всего с Сасуном—одним из центров армянского освободительного движения. Подстрекаемые местными турецкими властями, курдские банды в 1893 г. напали на этот горный район, но, встретив сопротивление, отступили. Летом 1894 г. 4-я турецкая армия под командованием Зеки-паши двинулась на Сасун.

Как всегда, так и на этот раз, армянское население Сасуна вело героические бои. Армянские крестьяне, хотя были плохо вооружены, сражались отважно и самоотверженно. Но силы были неравными, враг одержал верх. Сасун подвергся опустошению; было вырезано более 10 тысяч человек.

Сасунские погромы вызвали возмущение во многих странах. Прогрессивная общественность подняла голос протеста против жестокого султана и его кровавой политики. Исходя из своих политических расчетов, сасунекими событиями занялись официальные представители английского, французского и русского правительств. Была образована комиссия, начавшая свою работу в январе 1895 г. Одновременно вновь был выдвинут Армянский вопрос. Английский, французский и русский послы в Константинополе разработали программу

реформ для Западной Армении и вручили ее султанскому правительству для утверждения. Программа была представлена султану в мае 1895 г. и потому получила название «Майские реформы».

Эта программа, состоявшая из 40 статей, носила характер административных реформ и предусматривала для Армении местное самоуправление. Реформы должны были быть осуществлены в Ванском, Битлисском, Харпуртском, Диарбе-кирском, Эрзерумском и Сивасскам вилайетах.

Вначале султанское правительство уклонялось от принятия предложенной программы реформ, а затем под разными предлогами затянуло ее рассмотрение. Осенью 1895 г. послы трех держав—Англии, Франции и России, пересмотрели и частично изменили Майскую программу. На этот раз султан Абдул Гамид подписал ее. Но и после этого положение Западной Армении не изменилось. Султан, почувствовав, что великие державы ведут двуличную и лицемерную политику в Армянском вопросе, принял программу реформ лишь на словах. На деле же он предпринял шаги в совершенно ином направлении.

Коварный султан тайно готовил новую массовую резню армян и лишь ждал удобного повода, чтобы начать свое злодеяние. В сентябре 1895 г. гнчакисты организовали в Константинополе антисултанскую демонстрацию. Демонстранты требовали, чтобы султанское правительство приняло разработанную тремя державами программу реформ и осуществило ее. Турецкая полиция силой оружия разогнала демонстрантов и принялась за резню армянского населения города. По примеру событий в Константинополе погромы начались в населенных армянами провинциях Турции и во многих частях Западной Армении. В конце сентября 1895 г. резня армян имела место в Трапезунде, в октябре—в Ер-занджаке и Марате, затем в Сивасе (Себастии), Эрзеруме, Ване, Баязете, Харпуте (Харберде), Диарбекире (Тиграна-керте) и других местах.

Погромы совершали как регулярные войска, так и разбойничьи банды, причем действовали они с неслыханной жестокостью и зверством: убивали мужчин, стариков, детей и женщин, грабили имущество народа. Массовые погромы, начавшиеся осенью 1895 г., продолжались и в следующем году. Было разрушено много сел и городов, опустели целые районы.

Летом 1896 г. в Константинополе были организованы новые погромы, поводом для которых послужило следующее событие. 14 августа группа вооруженных молодых людей, принадлежавших к партии Дашнакцутюн, неожиданно напав На здание центрального банка султанского правительства (Банк Оттоман) и захватив его потребовала, чтобы султан положил конец армянским погромам и публично обещал провести реформы в Западной Армении, в противном случае террористы угрожали взорвать банк и уничтожить все имевшиеся в нем ценности. Султан медлил с ответом, в городе началась паника. В дело вмешались послы европейских держав, которые, пообещав учесть предъявленные требования, убедили террористов покинуть здание банка и удалиться из Турции. Вскоре Абдул Гамид организовал новые погромы в Константинополе. Правительственные войска и всякий сброд напали на армянское население. Было убито несколько тысяч человек, разграблено множество домов.

В период резни 1890-х годов представители, различных слоев армянского общества неоднократно обращались к великим державам, прося их заступничества и помощи. Эти обращения, однако, не имели последствий; ни одно государство не предприняло действенных шагов для предотвращения или прекращения резни. Напротив, некоторые из этих государств проводили покровительственную политику в отношении султанского правительства.

Резня армян вызвала возмущение среди прогрессивной мировой общественности во многих странах. Состоялись митинги и демонстрации протеста, Абдул Гамид был назван «погромщиком», «кровавым». В роли защитников западных армян и обличителей султана выступили видные писатели, публицисты и политические деятели. Однако общественное мнение было не в состоянии приостановить зверства султанского правительства.

В годы погромов часть западных армян взялась за оружие и организовала самооборону; в некоторых местах это сопротивление увенчалось успехом. Достойна особого упоминания оборона армянского населения Зейтуна. Осенью 1895 г. султанские войска совершили поход на Зейтун. Произошли ожесточенные бои, турецкие войска понесли большие потери, но не смогли сломить сопротивление горцев.

Весть о героическом сопротивлении зейтунцев распространилась во многих странах. Исходя из дипломатических соображений, в дело вмешались представители великих держав. Между султанским правительством и зейтунцами начались переговоры, стороны пошли на взаимные уступки. По заключенному соглашению турецкие войска были выведены за пределы Зейтуна. 

В 1896 г. вооруженную самооборону организовали также армяне города Вана. Они героически боролись против турецких погромщиков, но в конце концов потерпели поражение» ибо слишком неравными были силы.

В период массовой резни армян 1894—1896 гг. погибло около 300 тысяч человек. Были разорены и опустошены сотни деревень и городов.