Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Главная | Мой профиль | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Специальный проект
Специальный проект от ArAcH.do.am


Чат
 

Наш опрос



Друзья сайта
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Благотварительность
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
  
Севрский договор                                            
                        Часть двадцать восьмая.
   Севрский договор. Внешняя политика Армении.
 
Батумский договор не был признан ни Россией, ни союзниками Турции. В Берлине было решено созвать в Константинополе конференцию по кавказским проблемам, с участием республик Закавказья и Горской республики северного Кавказа.
В Константинополь была направлена делегация правительства Армении в составе А. Агароняна (председатель), А. Хатисяна, М. Пападжаняна, военным советником был генерал-майор Г. Корганян. Делегация прибыла в Константинополь 19 июня 1918г. Она имела встречи с великим визирем Талаатом, министрами Энвером, Джемалом, Халилом, Несими. Им был вручен акт о независимости Республики Армения и документы, свидетельствующие о тяжелом положении населения республики. Акт о независимости был вручен также послам стран - союзниц Турции - Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и нейтральных государств, в тои числе Испании, Швеции, Голландии и Ирана.
Армянской делегацией был поднят вопрос о необходимости возвращения беженцев в родные места, в частности, в Карсскую область. Меморандумом к правительствам государств Четверного союза обратились Карсский Армянский Национальный совет и другие общественные организации области. Самым насущным, не терпящим промедления правительством и делегацией был признан вопрос обеспечения физического существования армянского народа.
Фарисейство и лживость Талаата и других турецких лидеров еще раз проявились при вручении армянской делегацией меморандума о независимости Армении. Передавая эти документы Халил-бею, великий визирь небрежно заявил: «Они не имеют особого значения». Турецкие войска на Кавказе «ведут себя совершенно корректно», следуя его приказу, бесстыдно заявил Энвер-паша. Обошел молчанием кровожадный палач Энвер и то, что в Карсском, Ардаганском Батумском округах, Ереванской, Тифлисской, Елизаветпольской, Бакинской губерниях весной 1918г., по неполным данным, было разрушено 370 армянских деревень, пострадало 62696 хозяйств, число беженцев только из закавказских армян доходило до полумиллиона человек.
Именно в это время Карабах, Зангезур, Нахичеван (Нахиджеван), исконно армянские земли, невзирая на национальный состав населения, вопреки желанию народа были объявлены младотурками и мусаватистами «азербайджанскими» территориями. «Мусават, носитель азербайджанского национализма, давит на армян, пользуясь их затруднительным положением, и требует от них немедленного передела границ и уступки всего Карабаха, где армяне составляют две трети части населения. И Армения создается из трех уездов», - писала газета «Знамя труда» 1 июня 1918г.
Общность, единство Карабаха и Зангезура с Арменией, право на «естественную собственность армянского народа», на присоединение исконно армянской земли к Республике Армения досконально были доказаны в меморандуме земляческого союза Зангезура и Карабаха от 17 июня 1918г., адресованном руководителям делегаций стран Четверного союза на мирной конференции в Константинополе. «Насильственно отрывать население Карабаха от своей родной этнической среды, лишать национальной независимости и подчинить чуждой культуре и духу власти было бы величайшей несправедливостью, которая может привести только к вечному спору и вражде между частями населения и взаимному недоверию», - подчеркивалось в меморандуме.
Отмечая первостепенное значение присоединения Карабаха и Зангезура к Республике Армения, с которой они связаны «исторически и традиционно, а также идеями национального единства», авторы меморандума напоминали делегатам Четверного союза, что «иное решение этого вопроса повлечет за собой глубоко ощутимую боль этнического и материального характера». Армянский народ никогда не перестанет претендовать на свою естественную собственность, не согласится с несправедливостью в пользу мусульманского меньшинства «приносить в жертву высокие идеалы сотен тысяч армянства».
Единственное справедливое решение вопроса безопасности населения, его принадлежности тому или иному государству авторы меморандума видели в применении принципа «самоопределения народов», культурно-исторической самобытности». Именно этот принцип отвергался Турцией и Азербайджаном.
Это подтверждают также донесения, посланные в Берлин и Вену из Закавказья германскими и австро-венгерскими дипломатическими и военными службами.
«Турки хотят из Азербайджана войти в чисто армянскую провинцию Карабах и разоружить ее», - сообщал из Тифлиса в Берлин рейхсканцлеру Гертлингу руководитель германской миссии на Кавказе генерал фон Кресс Кресенштайн 4 августа 1918г. «Турки откровенно желают присоединения Северного Кавказа, включая Дагестан, к Восточно-Кавказской мусульманской республике, которую называют здесь Азербайджаном», - сообщалось 15 июня в Берлин.
В донесения в Вену министру иностранных дел Австро-Венгрии руководитель миссии на Кавказе фон Франкенштайн писал: «В Нагорном Карабахе проживают 150 тысяч армян и 20 тысяч мусульман. Тем не менее, турки считают территорию азербайджанским районом. Армяне не сдадут его добровольно, с оружием в руках будут бороться и никогда не уступят Карабах». Руководитель австро-венгерской военной миссии одновременно сообщал, что «Армения потеряла на севере и юге, востоке и западе. Она сегодня - Армения без Лори и Казаха, без араратской долины, без Ширака и Ахалкалака, без Зангезура и Карабаха, без уездов, веками принадлежавших Армении». «Азербайджанское правительство инструмент в руках турок, которые навязывали военное положение всей стране».
«Территории, расположенные к востоку от Армении и Грузии, должны перейти к Татарской республике Азербайджан, что является абсолютным фарсом», - 28 июня сообщалось министру иностранных дел Австро-Венгрии. «Этот район, включая Дагестан, кроме Баку, находится в руках турок, Баку - в руках большевиков. Турки постоянно говорят об уезде Азербайджан. Во время последних гонений армян татары соревновались с турками в своей жестокости. Эта печальная картина фарисейства и варварства, которая очень далека от турецкой официальной версии».
Бурную деятельность развернули армянские делегаты А. Оганджанян и А. Зурабян, прибывшие в Берлин 3 июня 1918г. С 22 апреля по 30 мая в Берлине находилась делегация Армянского Национального совета в составе А. Джамаляна, Л. Назарянца, Г. Мелик-Карагезяна. Находясь в Берлине около 5 месяцев, делегация Республики Армения встретилась с министром иностранных дел Германии, его заместителями, депутатами рейхстага, с послами европейских и азиатских держав, аккредитованными в Берлине, общественными и политическими деятелями.
В основном ставились вопросы признания Республики Армения, приостановки продвижения турецких войск, прекращения армянских погромов, оказания Армении гуманитарной и военной помощи, возвращения на родину беженцев из Западной Армении, военнопленных, обещания гарантий безопасности для их жизни, чести, имущества, выполнения условий Брестского мира. Подобные вопросы ставились и перед правительством Австро-Венгрии.
Бернсдорф из Константинополя предупреждал германское правительство о бедственном положении Армении. Он писал: «Положение день ото дня ухудшается. Ответственность за гибель древнего армянского христианского народа полностью ложится на Германию и Австро-Венгрию. История не простит того, что две великие европейские державы не в состоянии, по крайней мере сегодня, решить вопрос существования целого народа, а решают этот вопрос под давлением своей азиатской союзницы».
Территориальные вопросы, факты армянских погромов неоднократно обсуждались в Берлине и Вене. Делегация Армении письменно изложила свои взгляды в ноте Советской России 8 августа 1918г. правительство Армении информировала о положении дел также и правительство Украины.
С предложением «срочно ликвидировать турецкую оккупацию Карса, Ардагана, Батума, восстановить прежние порядки» выступила группа депутатов германского рейхстага. «Те, которые имеют власть, не должны жалеть сил для обуздания турок. Они должны напрягать все усилия, чтобы армяне, живущие на Кавказе, не подвергались погромам, чтобы турки оставили Кавказ, выполнили условия Брест-Литовского мира».
Кавказские проблемы обсуждались 6 сентября в Вене, 8 сентября - в Берлине, с участием Талаат-паши. Выяснилось стремление Турции «не иметь никогда, ни в коем случае общие границы с Россией», «с этой целью добиться создания буферных государств между Османской империей и Россией», создать с Арменией конфедерацию - звено великой Восточной федерации, о чем мечтали младотурки, заключить «сердечное соглашение». Армянский вопрос турецкие лидеры продолжали считать внутренним делом Турции. Недоумение даже у союзников вызвало то, что независимости Армении требовало турецкое государство, которое чудовищными методами душило любое стремление к свободе нетурецких народов, варварски подавляло национально-освободительное движение армян, осуществило геноцид армян, вторглось в Восточную Армению.
Расчет младотурок был прост: легче было рассчитаться с независимой Арменией, чем «с Арменией, находящейся под протекцией других государств».
Младотурки рвались на Восток. 15 сентября объединенные турецко-татарские силы ворвались в Баку, который почти четыре месяца самоотверженно защищали 18 тыс. воинов-армян. Сдаче Баку способствовал и внезапный уход английского военного контингента. Кровавые оргии продолжались три дня. Число убитых и депортированных армян достигло 50 тысяч человек. Под Красноводском были расстреляны 26 бакинских комиссаров во главе со Степаном Шаумяном.
К этому времени все более отчетливой становилась победа Антанты. 30 октября в Мудросе было подписано перемирие с Турцией, которая обязалась отвести свои войска до границ 1914г. 13 ноября правительство Советской России заявило об аннулировании Брестского договора. И хотя турецкое правительство эвакуировало войска из Баку, покидать Кавказ вооруженные силы Турции не собирались, войска продолжали оставаться на Северном Кавказе, в Елизаветполе, Нахичеване, Карсе. Была создана так называемая мусульманская «Юго-западная Кавказская республика» от Батума до Нахичевана, хотя ее население в основном состояло из армян.
Армянские делегации в Берлине, Вене, Константинополе успехов не добились. Государства четверного союза не признавали независимости Армении. Германия и Австро-Венгрия не воспрепятствовали линии Советской России, которая, опираясь на местные большевистские силы, стремилась включить Армению в состав РСФСР.
Республика Армения установила дипломатические отношения с Грузией, Азербайджаном, Англией, Эфиопией, Болгарией, Бразилией, Италией, Швецией, Финляндией, США, Ираном, Грецией и другими странами. Переговоры с французским правительством вела делегация Республики Армения во главе с А. Агароняном и Национальная делегация во главе с Погосом Нубаром. На основании утвержденных 7 декабря 1918г. правительством директив, мирная делегация 12 февраля 1919г. представила «Меморандум об армянских требованиях», с картой Единой Армении. Основными положениями меморандума были: признание независимого Армянского государства в пределах семи армянских провинций «турецкой Армении» и Киликии, присоединение их к Республике Армения; гарантии сохранения целостности и неприкосновенности территории Армянского государства со стороны союзных держав; предоставление одной из союзных держав полномочий на получение мандата на Армению сроком на 20 лет; получение денежной компенсации за понесенные ею потери в годы войны, возможность возвращения на родину депортированных армян; наказание виновных в массовых избиениях армян и т.д.
До открытия мирной конференции стало желание США взять мандат на территории от Босфора до Арарата. 20 декабря 1918г. сенатор Лодж представил на обсуждение резолюцию о создании независимой Армении. В ее состав должны были войти не только турецкая, русская и персидская Армения, но и Киликия. Единственный американский мандат должен был быть распространен на Константинополь, Анатолию, Армению и Закавказье. 13-14 мая 1919г. совет четырех - президент США Вильсон, премьер-министр Англии Ллойд Джордж, Франции - Клемансо, Италии - Орландо - пришел к выводу: «Турцию удаляют из Европы и Армении. США получают мандат на Армению и Константинополь». Американский полковник Гаскель был назначен верховным комиссаром в Закавказье.
В августе 1919г. в регион от Константинополя до Закавказья была отправлена «Военная миссия Америки» во главе с генерал-майором Джеймсом Гарбордом. Миссия, состоявшая в основном из военных специалистов, после 30-ти дневного изучения положения в регионе 16 октября 1919г. заключила: «Единый мандат для Турецкой империи и Закавказья будет самым экономичным решением». «Под одним мандатом турки и армяне станут соседями. Под двумя и более они станут соперниками», - констатировала миссия Гарборда, забыв историю Османской империи. Таким образом, на первый план выдвигались экономические, военные и стратегические соображения. Вопрос был не об американском мандате на Армению, это был вопрос американского господства над Константинополем, Малой Азией и Закавказьем.
Против идеи единого мандата выступили члены Американского комитета независимости Армении, ряд видных деятелей США. По их мнению, в случае единого американского мандата на Ближнем Востоке «турки станут главными бенефициантами с несомненным результатом того, что выиграют в силе и по окончании сроков мандата возобновят свое национальное времяпровождение - убийство и грабежи». Ряд видных деятелей США в письме от 18 декабря 1919г. предупреждали президента Вильсона, что единый мандат на Константинополь, Анатолию, Армению и Азербайджан послужит расширению турецкого господства, уничтожению армянской нации, объединению 24 миллионов мусульман в мнимом пантюркистском государстве. «Принцип правления турок - абсолютное подчинение себе завоеванных наций», - констатировали они, считая, что принятием единого мандата «Турецкая империя будет под американской протекцией».
Армянский вопрос обсуждался на конференциях в Лондоне (22-23 марта) и Сан-Ремо (19-26 апреля 1920г.), в которых участвовали члены делегации Республики Армения. Конференция в Сан-Ремо обратилась к президенту Вильсону с предложением принять мандат на Армению.
Послание президента США Вильсона сенату от 25 мая о принятии американского мандата только на Армению 1 июня 1920г. большинством голосов было отклонено. Выяснилось, что ожидаемые выгоды от мандата были меньше, чем убытки. Недра Армении не содержали ни нефти, ни платины. «Америке достались бесплодные территории, а союзникам - нефть и другие богатства», - сообщала американская пресса.
Свою роль сыграли усиление позиций Советской России на Северном Кавказе и Закавказье, установление 28 апреля 1920г. в Азербайджане Советской власти, заключение 7 мая в Москве договора между Советской Россией и Демократической Грузией, советско-кемалистское сближение.
Американские политики следили также за событиями в Армении, где в начале мая 1920г. вспыхнуло большевистское восстание, которое охватило Александрополь, Карс, Сарикамыш, Нор-Баязет, Дилижан, Каравансарай (Иджеван), Зангезур. В ряде мест к восставшим присоединились военные гарнизоны. Восстание потерпело поражение и руководители - С. Алавердян, С. Мусаэлян, Г. Гарибджанян были расстреляны. Для переговоров с правительством России и заключения России заключения договора в Москву была отправлена делегация республики во главе с Л. Шантом.
Дебаты по Армянскому вопросу в Париже, Лондоне и Сан-Ремо завершились подписанием 10 августа 1920 года в Севре договора между Турцией и странами-победительницами в мировой войне. От имени правительства Армении договор подписал А. Агаронян. Оттоманская империя раздроблялась, угнетенные народы получали независимость. Статьи 80-93 Севрского договора относились к Армении. Султанская Турция вынуждена была признать Армению «свободным и независимым государством». По арбитражному решению президента Вильсона в пределы Армянского государства входили почти весь Эрзрумский вилайет, две трети Ванского и Битлисского, большая часть Трапезундского вилайетов. Порт Трапезунд отходил к Армении. Таким образом, Армения получала выход к Черному морю. Территории, возвращаемые Армении, составляли 100 тыс. кв. км. Объединенная Армения охватила бы территорию в 160 тыс. кв. км. Договор, однако, остался на бумаге.
Севрский договор не был ратифицирован даже султанским правительством. Его не признавали также советская Россия и кемалистская Турция. Турецкие газеты, вышедшие в черных рамках, находили, что «рухнула гигантская держава». «10 августа кладет конец шестивековому с лишним господству нашему. В дни, когда сломлен турецкий меч, из народов, которые мы почитали мертвыми, возникают новые государства. И когда все угнетенные нации освобождаются от чужого господства и даже выходят из-под турецкого воображаемого «ига», один лишь турок подпадает под гнет и власть. Конференция для будущего всего турецкого народа приготовила гроб и, распяв полумесяц на крести, лишила нас и прошлого и будущего», - писала иттихадская газета «Вакит» («Время»).
Иной была позиция армянской прессы. Константинопольская газета «Чакатамарт» («Сражение») писала: «Десятое августа открывает новую эру в современной истории. Нет более старой Турции! Народы, которые веками мучились под ее игом, стали хозяевами своей судьбы или должны стать таковыми, а Оттоманская империя должна быть заключена в чисто турецких границах. Договор подписан наравне с союзными государствами также и представителем молодой Армянской Республики, которая создалась ценою чудовищных жертв и отныне является уже официальным хозяином находившихся до сих пор под турецким игом вилайетов».
Возрождение армянской государственности проявилось также в Киликии в пламени борьбы против турецкой деспотии. Очагами сопротивления армян являлись Мараш, Аджн, Зейтун. Силы сопротивления возглавил Мигран Таматян. 4 августа 1920г. Высший Национальный совет в Адане провозгласил Киликию независимой республикой (Автономная Армения), однако она просуществовала недолго. Франко-турецким договором Киликия была отдана Турции. Вследствие вынужденного ухода французских военных сил турки учинили новые погромы и резню. Число погибших армян в Мараше составило 12 тыс., а в Аджне - 6 тыс. человек. Союзники забыли не только свои обещания, но и заслуги армян в войне в Палестине. Еще тогда командующий войсками союзников в Палестине генерал Алемби говорил: «Я горд, что имею под командованием армянские войска. Они боролись великолепно и имеют большую долю в победах».