Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Мини-чат
Заходи поговорим!
Андраникан ФОРУМ
 
 

Наш опрос



Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь новостей
«  Январь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск

 

  
                                                        
                                                                                             

Чему нам стоило бы поучиться у евреев

Есть идеи, отражающие судьбу народа. К их числу относится мысль о репатриации армян на Родину, витающая в нашем эфире как общая мечта рассеянного по всему свету народа-изгнанника. Армянин, что бы ни толкнуло его на стезю эмиграции, не теряет надежды вернуться в отчий дом, укреплять и защищать его, жить под сенью Масиса, слышать язык Месропа и учить ему своих детей.

Разные по настроению – от сочувственных до критичных – отклики читателей на статью о положении армян в России выражают эту общую мечту. Критических замечаний следовало ожидать, учитывая сложность тематики, которую невозможно втиснуть в прокрустово ложе четырехстраничной статьи без ущерба для полноты и точности изложения. В конце статьи я просил читателей добавить к высказанным мною соображения свои собственные, помня, что опыт и знания каждого армянина уникальны, и их необходимо объединить в один мощный кулак.

Но есть и чужой опыт, которым не стоит пренебрегать – опыт сионистов, сумевших создать еврейское государство. Этот опыт интересен схожестью (пусть и неполной) судеб армян и евреев, долгое время лишенных государственности и рассеянных по миру. Копировать его во всем было бы глупо, учитывая различия в мироощущении обоих народов, но организация беспрецедентного репатриационного предприятия, собравшего на израильской миллионы евреев, заслуживает нашего внимательного изучения.

Хочу поблагодарить Бориса Харитоновича, подсказавшего мне эту идею рассказом об остроумном ответе Голды Меир Генри Киссинджеру, и признаться, что события в Москве напомнили мне слова Бен-Гуриона, заявившего, что он провоцировал бы антисемититские эксцессы во всех странах, в которых «...евреи погрязли в грешном самоудовлетворении», чтобы побудить их совершить алию в Израиль. Сходные или близкие по содержанию идеи высказывали и другие лидеры сионизма от Герцля до Жаботинского еще задолго до основания Израиля. Их общий смысл состоял в том, что евреи должны жить у себя, а не цепляться за комфортную жизнь на чужбине. К важному тезису «комфортности» существования мы вернёмся ниже.

Осуждение (как и апологетическое восхваление) сионистской идеологии не входит в мою задачу. Я хочу лишь обратить внимание читателей на стартовые условия и результаты израильской политики репатриации, а также умение сионистов поставить на службу делу даже самые неблагоприятные для евреев факторы. Слова Бен-Гуриона всплыли в моей памяти при виде кадров хроники событий на Манежной площади в Москве. Вообразите на миг, что их жертвой стал бы хоть один еврей. Как ответили бы на это израильтяне?

Мощный шквал гневных обвинений обрушился бы на московское начальство, не защитившее еврейскую общину. В антисемитизме сразу обвинили бы даже высшее руководство России во главе с Медведевым и Путиным. Мнением Израиля в нашем политкорректном мире, во избежание обвинений в антисемитизме, не пренебрегает никто. Многие воспринимают это как проявление бесцеремонности сионистов, но – победителей не судят! Недаром Голда Меир говорила, что ненавидимые, но живые евреи ей дороже и нужнее евреев обожаемых, но мёртвых.

А бороться за жизнь евреев (и приумножение Израиля) сионисты умеют лучше нас. Сумгаитский погром позволил сионистам представить советских евреев как самую уязвимую группу населения СССР. Убедить в этом самих евреев было легче. Когда зарево погромов охватило весь Союз, они сразу поняли, что никто не защитит их в стране, руководству которой нет дела до своих граждан. Итогом резни обреченных на заклание армян стал исход евреев из Союза и нас это не должно ни удивлять, ни возмущать. Умный учится на чужих несчастьях и использует их к своей выгоде. Но опыт сионистов выходит за рамки подобных банальностей.

Даже катастрофа европейского еврейства (Холокост) поработала на дело сионизма, резко усилив доводы в пользу воссоздания еврейского очага в Палестине. Не будем спорить о нравственной составляющей вопроса, т. к. нас интересуют прежде всего  организационно-практические вопросы, а не то, что Маркс назвал в «Капитал» «… самым дешевым сентиментализмом».

Конечно, можно сказать, что свалившиеся на Армению апокалипсические бедствия помешали нам правильно ошибкой-преступлением Азербайджана, выразившейся в депортации армян-заложников из Азербайджана. Этот исход ослабил Азербайджан, который лишился полумиллиона людей, представлявших наиболее экономически активную часть его населения. Мы не использовали выгод своего положения тогда и не используем их и сейчас, когда (скорее, хотя) положение Армении как-то стабилизировалось. Даже сегодня вопрос компенсации армянским беженцам из Азербайджана не становится частью общей схемы урегулирования арцахского конфликта. Напомню, что многие евреи всё ещё получают от правительства Германии выплаты за Холокост.

 

К сожалению, у нас, в отличие от евреев, высокий порог терпимости к страданиям и боли. Совершенно непонятна странная готовность армян принять как довод то, что мишенью нацистов в России стали не одни армяне, и что их убивают просто по ошибке или досадному недоразумению. Эта аргументация напоминает песенку про Рабиновича, который «стрельнул, стрельнул, промахнулся, и попал немножечко в меня». Нам не приходит в голову, что оправдываться за акты насилия против армян обязано руководство страны, в которой эти акты имеют место, а не мы.

 

Охотно согласен, что армяне – не единственная мишень скинхедов, а Свиридов сам спровоцировал Черкесова на убийство пьяным маразматическим поведением, что и вынудило милицию отпустить убийц на волю, но что это меняет? Главное не в том, кто прав, кто виноват, а в том, что армяне стали заложниками ситуации независимо от правомерности/неправомерности действий милиции и отношения к ним рядовых россиян. Безопасность армян в России зависит уже от исходов футбольных матчей, дающих «фанатам» проигравшей команды узаконенный повод изливать свой гнев на прохожих с не понравившейся им наружностью.

Заложник не может изменить ситуации. Остальное вторично и несущественно, к каким бы рационализациям мы ни прибегали для объяснения событий. Основной вопрос, стоящий перед армянами и руководством армянских государств – вопрос выбора между жизнью заложника, зависящего от капризов пьяной толпы, и жизнью гражданина свободной Армении. Армения далека от идеала, но у нее есть то неоспоримое преимущество, что это – наша страна, в которой никому в голову не придет поднять на нас руку по пьянке, «ошибке» или злой воле (различие, не имеющее для нас абсолютно никакого значения) потому, что мы армяне.

Мы, в отличие от евреев, ещё не умеем относиться к чужестранцам, как выражался Жаботинский, «с учтивым равнодушием». Это и объясняет наше заступничество за Свиридова, за большинство россиян, не имеющих ничего против нас и за милицию (многие сотрудники которой в самом деле геройски защищали армян с риском для жизни). Но кто спорит со всеми этими утверждениями?

Россия стала местом, где армян в лучшем случае едва терпят, а руководство боится перегнуть палку, приняв давно назревшие меры против прекрасно организованных скинхедов. Многие армяне готовы благодарить страну пребывания даже за то, что их в ней не убивают. Но ведь уже убивают! Бен-Гурион был бы безмерно счастлив получить подарок судьбы в виде бунтов в центре Москвы и использовал бы их для  пропаганды алии, а мы, судя по отсутствию реакции на происшедшее, боимся лишь вынужденного возвращения армян в Армению. Неужто нам нужен новый сумгаит, чтоб зашевелиться? Почему трагедией для нас является репатриация армян, а не их возможные погромы? Или мы ждём улучшений, для которых в обозримом будущем нет никаких предпосылок?

Ответ на эти вопросы кроется в порочности привычного для нас отношения к себе самим. В отличие от евреев, мы не умеем ценить себя и дорожить жизнью каждого армянина. Обратимся к цифрам, с которыми очень трудно спорить. В год создания Израиля его население составляло 650000 человек. За 60 лет эта цифра увеличилась вдесятеро, составив 6,5 миллионов. Миллион евреев покинул республики бывшего Союза после его распада, когда в них началась смута. Когда над евреями Эфиопии и арабских стран нависла угроза, Израиль дважды организовал их эвакуацию. У нас сама мысль о такой операции вызывает суеверный ужас. Десятикратное увеличение населения Израиля за 60 лет представляет собой невероятный успех для крошечной страны, окруженной врагами. Можно сколько угодно болтать о том, что евреи влиятельнее нас и контролируют весь мир, но эти спекуляции не откроют нам истины, а будут лишь глупой попыткой оправдать равнодушие нашей «элиты» к вопросам, от быстрого решения которых зависит будущее нации.

Сравнение условий, в которых Израиль проводил и проводит политику заселения Палестины, с условиями сегодняшней Армении, не в пользу сионистов. Мы можем привести как минимум три фактора, убедительно демонстрирующих преимущества нашего положения перед положением Израиля.

 

1. Сионистам приходилось выкупать у арабов густо заселённые ими земли, воевать с британской администрацией и в течение 35 лет противостоять поддерживавшему арабов СССР. У нас нет сходных проблем после распада Союза и победы в Арцахе, позволившей нам вышвырнуть тюркских кочевников с нашей земли. Но обширные территории пустуют из-за отсутствия у нас видения будущего страны и идеи собирания нации. К великому сожалению, деловитость мы проявляем только в личных делах. Общая территория Армении и НКР составляет 42000 кв  км, что в два раза превышает территорию Израиля в границах 1967 года, и это не выжженная солнцем пустыня, а сказочно богатый край, у которого есть все предпосылки стать житницей всего Ближнего Востока. Почему эти земли пустуют?

 

2. Сионистам приходилось внушать евреям, две тысячи лет жившим в европейских и азиатских странах, национальное самосознание (так и возник термин «сионизм»). Евреи представляли собой скорее религиозную, чем этническую общину. У них не было общего языка и культуры (сионисты не могли убедить европейских евреев в том, что они живут в «странах изгнания»). У нас, в отличие от евреев, имеются все атрибуты нации (мы – армяне, и этим всё сказано), кроме концепции национального строительства (мы и так «знаем», что мы армяне). Это – порочная, ошибочная точка зрения, мешающая дальнейшему приумножению и развитию нации.

 

3. В отличие от Израиля, до недавних времен не имевшего нормальных отношений ни с одной из соседних стран, у Армении есть выход во внешний мир через Иран и Грузию. Даже ненавидящие армян турки воспринимают нас неотъемлемой частью культурного ландшафта Ближнего Востока. Евреи не смогли доказать свою автохтонность на Святой Земле даже близкородственным им арабам, а наше право первородства оспаривается, в силу малограмотности и дурости, лишь бакинскими питекантропами.

 

Единственным бесспорным преимуществом Израиля перед Арменией является его выход к двум – Средиземному и Красному – морям.

 

Из сказанного следует два важных вывода.

 

1. Мы пока не умеем пользоваться очевидными выгодами своего положения. Наша дурная привычка жаловаться на плохое окружение, которую высмеивал ещё Нжде, объясняет этот пессимизм. Мы несчастны настолько, насколько привыкли (или даже желаем) считать себя несчастными.

 

2. «Сионистский» подход к проблемам отношений между Арменией и Россией (а не наш подход, акцентирующий отношения между армянами и россиянами) помогает понять, почему репатриации российских армян нет альтернативы. Наша задача номер один – усиление Армении, предпосылкой которому является укрепление её союза с РФ. Репатриация армян поможет достичь обеих целей. Она усилит Армению, повысив её потенциал, что будет означать более полный учет наших интересов Москвой. К тому же репатриация устранит конфликтный потенциал отношений, создаваемый нашим присутствием в бедной и озлобленной России. Репатриировать армян надо провести тихо и без вредных скандальных эмоций.

 

Но репатриация не должна ограничиваться РФ. Трудности положения российских армян не уникальны, как бы их ни акцентировали те, кто хотят подорвать армяно-русский союз. Суть вопроса много глубже. Экономический кризис и вызванное им ухудшение жизни даже в «комфортных» странах Запада во главе с США ставит под вопрос целесообразность пребывания там армян. «Комфортность» определяется не уровнем жизни, а возможностью влиять на её ход.

 

Клетка остается клеткой, как бы ее ни золотили. Европа быстро превращается в осажденную крепость. Бездарность и беспомощность ее «лидеров» мы видели осенью 2005 года, когда пришлая чернь громила Париж, а европейский бомонд изощрялся в политкорректном изъявлении своего сочувствия погромщикам, убийцам и хулиганам. Какая участь ждет армян в стране, руководство которой неспособно защитить собственный народ, и лучше ли обстоит дело в Америке, всё ещё не знающей, как выбраться из духовного кризиса, внешним выражением которого является кризис экономический? Изгнанник всегда оказывается заложником ситуации – в России или в кажущихся нам комфортными западных странах. Немецкие евреи ощутили это в 1918 году, когда привычный для них комфорт лучшей страны Европы рухнул в одночасье. То, что происходит ныне в России, представляет собой просто более заметный симптом общего для западной цивилизации недуга.

У Армении есть недооцененное нами преимущество. Она ещё не интегрировалась в западные структуры. Это сохраняет её этнокультурную однородность, позволяя с оптимизмом оценивать её будущее. Победа в Арцахе дала нам исторический шанс, который не скоро представится в следующий раз. В последний раз такой шанс мы получили порядка тысячи лет назад, когда переселение армян в Киликию привело к созданию там армянского царства. У нас есть достаточно обширные богатые земли и мужественный трудолюбивый народ. Что мешает связать их воедино?

Опыт Израиля может оказаться чрезвычайно полезным для армянских государств, разумеется, при условии его творческого применения. Более того, многие вопросы отпадут сами по себе в ходе его использования и привязки к нашим условиям как попытки изобрести велосипед. Нам не нужен армянский сионизм, ибо большинство армян своими глазами видело Арарат, а нужен только призыв вернуться к Арарату.



Александр Микаэлян, Voskanapat.info



Категория: Политика | Просмотров: 293 | Теги: НКР, Диаспора, Арарат, армяне, ра, евреи, Арцах, Лобби, Спюрк, армения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0