Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Мини-чат
Заходи поговорим!
Андраникан ФОРУМ
 
 

Наш опрос



Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь новостей
«  Февраль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Поиск

 

  
                                                        
                                                                                             

ГЕРОИЧЕСКАЯ САМООБОРОНА АРМЯН ОКРУГА ЕМУРА. 1915-1917 гг.

В этом сельском округе под Трабзоном, где находилось около 20-ти армянских сел, работа по организации самообороны проводилась еще до погромов. Но губернатор Джемал Азми обманом или принуждением заставил ряд известных армян убедить сельчан сдать оружие, пообещав «не трогать армян». Кроме этого, несколько руководителей самообороны были убиты, а один из лидеров Мисак Торлакян находился в России, и армянские силы самозащиты в этот период оказались без руководства, поэтому многие члены отрядов самообороны в последний момент находились в селах и не были вполне готовы к последовавшим событиям…

Одно из первых противостояний армянской обороны и турецких погромщиков случилось возле села Шана в июне 1915-го г., на близлежащих склонах гор. Где армяне потеряли два бойца, а турецкие головорезы Аслан-бея имели до 30-ти человек убитых и раненых из 500-т, после чего покинули этот район.
Уже в сентябре в районе Емура действовало 8 больших и малых отрядов армянского сопротивления, из которых только группа Ованнеса Гукасяна состояла из одной молодежи. В остальных были женщины и подростки, а в одной из села Джошара бойцами были юноши и девушки. Отряд с. Дзингила был самым большим под командованием Аршага Терзяна. Отряд с. Сарайлар под руководством Ерванта Экшяна и Вартана Варелджяна, к ним примыкала группа Вецмада Бедроса. Третья группа Ованнеса Дердеряна (Кюрд) и Айка Косяна, 4-я – из с. Кюшана, командиры Вртанес Малхасян и Богос Экшян. Пятое соединение - из с. Калафка под началом Ованнеса Гукасяна. Отряд с. Абион или Абян учителя Крикора Арутюняна и др. С января 1916 г. общее командование группами осуществляли Мисак Торлакян и Пилипос Чепнян (Пилик).
Семь групп имели между собой постоянную связь и действовали совместно. Основные бои шли в лесах округа Аргула (Килисе-даг). Также было известно, что в округе Сюрмене действует отряд из 30-ти бойцов под командованием Каприела Мадиляна и Сев Гарабеда, посеявший своими дерзкими вылазками панику среди турков.
Второе крупное противостояние сил самообороны и турков в Емуре случилось зимой 1916 г. Обороняющиеся армяне для добычи провизии захватывали караваны, спускались в греческие и турецкие селения, слухи об этом быстро распространялись. Турки понимали, что после массовых убийств армян и погромов пощады им не будет. В начале октября турецкие аскеры сосредоточились возле лесов Аргула, но войти в них побоялись, надеясь отрезать сопротивленцев от мест получения провизии и боеприпасов, и ведя ночные перестрелки нанести им потери. В конце октября турки через агента Мехмеда стали убеждать армян покинуть район и перебраться с его помощью в Россию. Но предусмотрительное руководство армян не позволило всем одновременно спускаться к берегу, и когда заговор стал очевиден, все опять ушли в лес Аргула. В ноябре 1916 г. в округ Аргула прибыл известный головорез и разбойник Лютви-чавуш с 300-ми аскерами, который сделал карьеру от обыкновенного грабителя до командира соединения, убивая, грабя и насилуя депортированных армян. В один из дней между аскерами и гайдуками завязалась смертельная схватка, в которой первыми дрогнули турки и были вынуждены бежать. Уже после боя стала ясна причина неожиданного бегства турок, когда в кустах армянские бойцы обнаружили трупы Лютви-чавуша и его подельника Турави. После этого боя армянские силы самообороны перешли в округ Калафка, а незадачливые турецкие войска, пришедшие на помощь Лютви-чавушу, еще несколько дней обстреливали леса Аргула, истратив кучу боеприпасов.

В начале 1916 г. на русском крейсере вместе с 11-тью товарищами в район Емура прибыл Мисак Торлакян, один из основных организаторов местных сил самообороны. Он был специально послан сюда русским командованием для организации эвакуации оставшихся армян, прежде всего женщин и детей. В 1915-1916 гг. случилась очень суровая зима. Выжившие армяне находили кров в пещерах, и об их местонахождении известно ничего не было. Бывшие армянские села были разграблены и наводнены турецкими беженцами. Тогда Мисак Торлакян прибег к последнему средству, попросив местного армяноненавистника Исмаил-бея переправить его обратно в Россию, и, получив от того нужные сведения, смог найти места укрытия армянских отрядов самообороны, став с этих пор их общим командиром.
В феврале 1916 г. в районе села Шана (гора Уздаг) разыгралась самая жестокая битва между армянскими отрядами и турецкими аскерами. Несколько тысяч турецких солдат пошли в наступление на армян. Но армяне смогли прорвать окружение и уйти в леса Калафки, а турки, еще долго обстреливали опустевший лес, а после праздновали «победу» над гяурами. Но, узнав о маневре армян, турецкое командование натравило на них выпущенных из тюрем с этой целью уголовников. Армянам после локальных боев вновь удалось сосредоточиться в округе Аргула.
После этих боевых действий было решено рассредоточиться. Армяне района Сюрмене ушли в свой район, часть обороняющихся отрядов осталась в Аргуле, а другая часть – в Калафке. Провалилась попытка окружения турками сил самообороны и через две недели. В это время русские войска уже захватили городок Ризе и были на подступах к Сюрмене и Трабзону. Из этих мест появилось большое количество турецких беженцев, а скрывавшиеся армяне воспряли духом. Так скрывавшиеся в греческом селе Ливера, в районе Мачка под Трабзоном, около 400-т армян перебрались через линию фронта к русским. И 35 мужчин из них поступили на службу в русскую армию, остальные были переправлены в Россию, в район Сочи.

В этой ситуации турецкая администрация стала представлять армянские силы самообороны как восставших турецких беженцев, которые боятся прихода русских, из-за совершенных ими преступлений против армян, чтобы натравить на них турецких погромщиков, которые действительно боялись прихода русских и ответственности за совершенные преступления против мирного армянского населения. Такая ситуация давала им шанс, наказав «виновных», хотя бы оправдаться за злодеяния перед русскими. Начались новые бои между армянскими гайдуками и турецкими «мстителями», которым в помощь губернатор Джемал Азми дал 800 аскеров, 300 жандармов, всего около 2500 вооруженных турков, которые начали новое наступление на армян в районе Трабзона. После многодневной обороны, нанеся значительные потери туркам, армянские отряды отступили к селу Шана, а затем – Калафка. Там завязались новые бои. От беспомощности, потеряв свыше ста человек, аскеры подожгли лес Аргула, надеясь «выкурить» оттуда армян, но безуспешно.
В это время группа армян Сюрмене, прорвав фронт, вышла к русским позициям. Вскоре русские войска заняли город Трабзон. Армянские отряды обороняющихся и старики, женщины, дети, находившиеся при них, смогли покинуть убежища и вернуться в родные села…
По приказу русского командования в августе 1917 г. Мисак Торлакян сформировал отряд из армянских бойцов и под прикрытием русских кораблей отправился к городку Терме, где находились силы армянской самообороны района Джаник-Орду. Когда отряд прибыл на место, городок оказался пуст, 12000 турок покинули его, узнав о приближении русских. Армянские воины взорвали оружейные арсеналы в городе и важнейшие административные учреждения, чтобы не позволить их использовать против русских. Услышав взрывы, из ближайших лесов в Терме явились около 80-и армян, стариков, женщин и детей из отряда cвященника Дер-Хорен Календжяна, которого турки называли «Бешеный поп» («Дели Кешиш»). Когда этот священник ушел в горы, то на дверях своего дома в Чаршамбе он написал, что «Кто помешает спокойствию моей семьи, будет проклят как собака, будь он аскером, жандармом или чиновником». И шесть месяцев турки его дом не трогали, но потом погромщики и мародеры разрушили его до основания.

Вслед за первым отрядом стали подходить и остальные силы местного сопротивления. Что касается отца Календжяна, то вместе со своим отрядом он перебрался в Россию, но затем в 1922 г. вернулся на родину, где был пленен и замучен кемалистами.
После ухода русских войск в 1918 г положение армян в Трабзонском районе стало ухудшаться. Многие из бойцов сопротивления до этого поступили на службу в русскую армию, другие перебрались к командирам армянских добровольческих соединений, Андранику, Сепуху, Мураду и др. Третьи отправились к своим потерянным семьям или родственникам в Россию. В этой ситуации, когда в 1920 г. начались новые погромы греков и армян, оставшимся мирным жителям ничего не оставалось, как покинуть родной Понт. В 1919-1923 гг. почти все армяне, в том числе сотни сирот, перебрались в другие, более безопасные страны. Основная часть амшенских армян обосновалась на Черноморском побережье Кавказа и в Крыму.


По материалам книги О. Овакимяна «История армянского Понта»



Категория: Политика | Просмотров: 794 | Теги: | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0