Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Мини-чат
Заходи поговорим!
Андраникан ФОРУМ
 
 

Наш опрос



Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь новостей
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Поиск

 

  
                                                        
                                                                                             

Оборонительная концепция Армении в контексте ближневосточных революций

Власти Армении, обязаны разглядеть всего лишь за три месяца кардинально изменившийся геополитический ландшафт региона и сделать все возможное для соответствующей защиты и интересов Армении, об этом пишет Доктор политических наук, Армен Айвазян в издании «Собеседник Армении».



«После развала СССР Республика Армения в геополитическом отношении снова «открылась», оказавшись в том числе и под определенным воздействием ближневосточной политической турбулентности. Протекающие же там в последние три месяца события исторического масштаба привели уже к революциям, массовым беспорядкам, гражданским войнам, а также к международному военному вмешательству. Вероятность расширения зоны геостратегической нестабильности из "арабской дуги” по направлению к границам Армении, в частности, возникновения очага нового – внутреннего или внешнего – конфликта в соседнем Иране, сегодня является достаточно высокой.



В связи с этим, следует еще раз вернуться к рассмотрению геостратегической ситуации Армении, грозящим ей военным угрозам и средствам их нейтрализации. По нашему глубокому убеждению, крупные провалы в государственном строительстве в РА в последние два десятилетия во многом обусловлены отсутствием адекватной оборонительной концепции и военной политики, основанных на учете долговременных угроз.



В основе оборонительной концепции Армении должно лежать (полагаем, так и есть) обеспечение военной безопасности по всем четырем направлениям: северному (грузинскому), южному (иранскому), западному (турецкому), восточному и юго-западному (азербайджанскому и нахичеванскому). Сегодня Иран и Грузия Армении не угрожают и в ближайшем будущем угрожать не будут, в то время как турецко-азербайджанская угроза более чем реальна.



Грузинский и иранский фронты



Тем не менее, обеспечение надежной защищенности как грузинского, так и иранского фронтов необходимо. Во-первых, турецкие или азербайджанские войска могут использовать эти пограничные участки (особенно грузинский) для вторжения в Армению. Кроме того, как бы это ни было нежелательно, на грузинском фронте не исключаются те или иные действия с целью защиты джавахкских армян. А на иранском фронте в будущем могут возникнуть проблемы с туркоязычным населением, проживающим компактно в Иранском Азарбайджане, в случае его возможных выступлений против центральных властей Ирана.



Азербайджанский фронт



Первые лица и высокопоставленные чиновники РА множество раз подчеркивали возможность развязывания новой войны со стороны Азербайджана. Основные положения этой справедливой точки зрения ясно изложены, например, в выступлении десятилетней давности одного из бывших заместителей министра обороны РА:



"Главной угрозой национальной безопасности Армении сегодня и в обозримой перспективе однозначно можно считать реальную угрозу военной агрессии Азербайджана, направленной против РА и НКР. В тот момент, когда военно-политическое руководство Азербайджана посчитает, что обладает военным превосходством над Арменией, война станет неизбежной. Она будет направлена не только против НКР, но и против Армении, так как азербайджанское руководство придерживается того мнения, что без военного поражения Армении возвращение Карабаха невозможно”.



Однако, при разработке сценариев возможного в будущем отражения азербайджанской агрессии, следует учитывать одно ключевое обстоятельство – Армения должна всегда быть в силах в одиночку нанести сокрушительное поражение Азербайджану. Дело в том, что в возможной армяно-азербайджанской войне два обстоятельства делают непредсказуемым прямое вмешательство России на стороне Армении. Во-первых, Азербайджан также является членом Союза Независимых Государств, и, следовательно, такое вмешательство окончательно скомпрометирует эту имеющую для России важное значение международную структуру и окончательно подорвет ее жизнеспособность. Еще важнее то обстоятельство, что Армения, не способная противостоять Азербайджану, не будет представлять большой ценности для России в качестве стратегического союзника. Параллельно ослаблению Армении будет спадать и заинтересованность России (как и Ирана, Китая, других потенциальных союзников) в поддержке силы и безопасности Армении. И наоборот: насколько сильной в военном отношении будет Армения, настолько же Россия и другие дружественные государства будут готовы поддерживать ее. В обозримом будущем международным критерием стратегической ценности Армении будет ее способность в одиночку противостоять Азербайджану. Следовательно, в своих военных планах относительно азербайджанского фронта Армения должна исходить из сценария войны "один на один” (Армения-Азербайджан) и воздерживаться от построения больших надежд на возможное оказание Россией прямой военной помощи. Сказанное, естественно, не означает, что Армения не должна сделать все от нее зависящее, чтобы получить от России такую помощь.



Турецкий фронт



Одним из последствий недостаточной разработанности военной политики Армении является то, что как для рядового гражданина РА, так и на правительственном уровне неясной остается концепция армянской оборонительной-освободительной войны в случае возможной агрессии со стороны Турции.



Правда, целый ряд обстоятельств нынешнего международного положения резко снижает вероятность турецкого вторжения. К числу таких обстоятельств можно отнести:



а) существование армяно-российского военного союза и боеспособной армянской армии;



б) серьезные внутренние и внешние проблемы Турции (курдская проблема и сопротивление; осложнения, вызванные продолжающейся оккупацией Северного Кипра и международным процессом признания Геноцида армян; внутриполитическая напряженность между исламистским политическим руководством и традиционно светской армией и др.);



в) в случае вторжения в Армению Турция встанет перед угрозой осуждения международных организаций и ряда государств, включая политические и экономические санкции и давление. Особенно острой будет реакция России, Ирана, Сирии, Греции, Кипра, Евросоюза и, весьма возможно, США;



г) свою роль сыграет и армянская диаспора.



Таким образом, в нынешних геополитических условиях Турция вряд ли примет решение о вторжении в Армению, которое, несомненно, принесет ей дополнительную международную головную боль. Учитывая вышеупомянутые обстоятельства, Турция свои программы разрушения и уничтожения Армении до сих пор пыталась реализовывать не прибегая к открытой агрессии, а посредством экономической блокады и ”руками” своего младшего союзника Азербайджана.



Однако из вышесказанного вовсе не следует, что безопасность турецкого фронта Армении должна быть снята с повестки дня. Перечисленные выше препятствия к турецкому вторжению нельзя считать абсолютными и вечными. В случае возможных значительных перемен на международной арене и в регионе власти Турции могут произвести новые расчеты и прийти к выводу, что, с одной стороны, окончательный разгром Армении важнее преходящего международного осуждения, а с другой стороны, широкомасштабная или "ограниченная” агрессия против Армении с военной точки зрения будет быстрой и легко осуществимой операцией, каким был, например, захват Кувейта Ираком в 1990 году. Подобные расчеты турок будут иметь в виду, в частности, то, что в случае уничтожения Армении влияние Турции на Кавказе, в Средней и Центральной Азии увеличится многократно, в результате чего ее мечты стать региональной супердержавой наконец сбудутся.



Основы оборонительной концепции Армении



Таким образом, из вышеизложенного следует, что в основе оборонительной концепции Армении должно быть заложено обеспечение двух предусловий:



а) способность Армении самостоятельно противостоять Азербайджану: если Армения утратит свою способность в одиночку противостоять Азербайджану, то она утратит и стратегическую ценность для России, а Россия в конечном итоге потеряет своего последнего союзника в закавказском регионе и будет вынуждена полностью покинуть эту традиционную сферу своего влияния – в этом ей "помогут” и Запад, и Турция, и Азербайджан вместе с Грузией;



б) военно-политический союз с какой-либо сверхдержавой или группой государств, нейтрализующий турецкую опасность. В обозримой перспективе эту роль может играть только Россия (это не означает, что обязательно сыграет). Подобное покровительство, естественно, означает также значительную зависимость от России и реальное сужение возможностей проведения независимой внешней политики РА. Но эта зависимость не ощущалась бы столь остро, если бы власти РА прочертили определенные границы, за чертой которых игнорирование национального достоинства и жизненно важных интересов страны считалось бы непозволительным. Этого сделано не было, вследствие чего мы периодически становимся свидетелями крайней несбалансированности и, следовательно, относительной неблагонадежности российско-армянского стратегического партнерства (совершенно свежий пример – официальный визит премьер-министра Турции в Москву 16 марта с.г. и оказанный ему самый радушный президентский прием по случаю 90-летия подписания позорного антиармянского Московского договора, в международно-правовом отношении неправомочного документа, узаконивающего результаты Геноцида армян и отколовшего от Армении дополнительные территории).



К сожалению, Армения пока не способна в одиночку обеспечить безопасность своего турецкого фронта, поэтому она не может следовать примеру находящегося в сходной геополитической ситуации Израиля, оборонительная концепция которого основана на собственных возможностях и не позволяет связывать стопроцентные надежды с гарантиями, предоставляемыми каким-либо другим государством. Но цель военной политики Армении должна быть именно такова – стремиться к максимально возможной самодостаточности в обороноспособности страны.



Первое требование стратегической концепции обороны Армении – сохранение способности в одиночку противостоять Азербайджану – объективно предусматривает постоянное наличие в Арцахе армянской власти и армии и отсутствие там какой-либо иной военной силы.



Причем, под "иной военной силой” можно подразумевать лишь войска США и НАТО, стремящихся установить свое присутствие в регионе под вывеской "миротворцев”. Россия же в ближайшей перспективе, в особенности из-за отсутствия достаточно мощной "группы поддержки” – сильных союзников, вряд ли будет в состоянии к проведению крупномасштабных самостоятельных операций "по поддержанию мира” за пределами своих фактических границ, включающих на юге Абхазию и Южную Осетию. Как продемонстрировало развитие событий вокруг Ливии в Совете Безопасности ООН, а затем и в Средиземноморье, "военным парадом” на планете все еще командуют США и его союзники. Но как-раз это обстоятельство, а также непредсказуемое развитие ситуации на Ближнем Востоке и резко усиливают стратегическое значение Армении, в особенности для России, у которой, в отличие от США, других союзников в этом регионе просто не существует. Этот факт в Кремле явно умаляют, как и беспечно недооценивают ту огромную потенциальную роль, которую Армения (РА+НКР) могла бы сыграть в качестве союзника России в регионе Большого Ближнего Востока. В Москве, похоже, так и не поняли, что в современных условиях для России несравненно более выгодно помочь Армении стать сильным союзником, нежели слабым государством-клиентом. Ту же ошибку ровно 1000 лет назад совершила Византийская империя, которая, вначале ослабив и проглотив Армению, очень скоро не только была вынуждена сдать ее тюркам, но и навсегда потеряла в регионе свое былое влияние и военную мощь», пишет политолог.


Категория: Политика | Просмотров: 402 | Теги: | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0