Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Мини-чат
Заходи поговорим!
Андраникан ФОРУМ
 
 

Наш опрос



Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь новостей
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск

 

  
                                                        
                                                                                             

Владимир Захаров о том, как в Арцахе впервые появились тюрки-кочевники

Так получается, что, какую страницу истории армянского народа ни откроешь, приходится обращаться к исправлению лжи и наговоров, которые стали закономерным политическим заданием правящей ныне в Азербайджане династии Алиевых. По их распоряжению на протяжении десятилетий создается лжеидеология в собственной стране.
14 декабря 2005 года на торжественном заседании, посвященном 60-летию Академии наук Азербайджана, президент республики Ильхам Алиев в своей речи обратился к азербайджанским историкам и компетентным органам с призывом найти доказательства автохтонности азербайджанцев и пришлости армян в Нагорном Карабахе, обещав за это большие государственные субсидии. Посредством подобного политического заказа президент продолжает известную с советских лет политику азербайджанских властей, и в частности своего отца – Гейдара Алиева, по «обоснованию» пребывания в историческом армянском Арцахе кочевых тюркских племен с древнейших времен, на самом деле появившихся на территории Карабаха только в середине XVIII века, и в то же время провозглашению живущих тысячелетиями на своей исконной родине армян гостями, якобы переселившимися лишь в 70-е годы XIX века.

Уже не одно десятилетие азербайджанские пропагандисты утверждают в своих изданиях об «исконности азербайджанского присутствия в Карабахе», о принадлежности этого региона с древнейших времен азербайджанцам. Ученые Азербайджана без стеснения приписывают себе историю соседних государств, и особенно Ирана, только потому, что там, на севере, жили племена тюрок и некоторые представители этих племен становились правителями Персии.

Увы, эти растиражированные заявления не имеют ничего общего с подлинной историей того, когда и как в армянском Карабахе впервые появились тюрки-кочевники. Правда, грузинские, российские, да и сами «азербайджанские» летописные источники говорят совершенно определенно, как и когда появился в Карабахе хан тюркского происхождения. Как он был назначен, известно, например, из «азербайджанского» источника. Визир персидского хана Мирза Джамал Джеваншир Карабахский сообщал: «Род покойного Панах-хана происходил от Дизакского Джаваншира из оймака Сарыджаллы, одного из ветвей племени Бахманлы, прибывшего в древние времена из Туркестана».

Надир-шах вызвал отличившегося в службе Панах-хана и приблизил его к себе. Но завистники оклеветали шахского слугу, и он «в страхе за свою жизнь, улучив момент, когда шах был в Хоросане, с несколькими людьми из своих родственников и приближенных в 1150 (1737/38) году бежал в Карабагский вилайет».

Если мы бросим ретроспективный взгляд на историю Карабаха, ну, начиная хотя бы с XVII века, то увидим, что с этого времени в Арцахе, населенном в основном армянами, устанавливается своеобразное административно-политическое правление, получившее название «меликства» (княжества), а их правителями становятся «мелики» (семитское слово, означающее «венценосец»). Вскоре они объединились в 5 крупных меликств: Варанда, Хачен, Дизак, Джраберд, Гюлистан, которые известны под названием «меликства Хамсы» (от арабского слова «хамса» – «пять»).

Издавна одним из старейших участников кавказской «большой игры» был Иран, или, как он назывался до середины ХХ века, Персия. И в древности, и в Средневековье различные территории современного Кавказа находились под властью персидских монархов. Персия была и традиционным геополитическим соперником Турции.

В XVI–XVIII вв. оба этих государства вели перманентные войны за доминирование в регионе.

Уже начиная с Персидского похода Петра I, между Персией, Оттоманской империей и Россией образовался узел неразрешимых противоречий, которые умело и с большим постоянством разжигались Англией и Францией. В XVII–XVIII вв. арцахские мелики возглавляют освободительную борьбу армян против шахской Персии и султанской Турции. С целью получения помощи от христианского Запада арцахские князья параллельно с вооруженной борьбой направляют своих посланников в Европу и Россию.

Сохранились письма-обращения меликов и Католикосов от имени армян Карабаха к Петру I, Екатерине I, другим российским императорам, в которых они выражали желание перейти под власть России.

После убийства Надир-шаха Панах-хан изъявил покорность новому главе Персии Адиль-шаху, который в 1745 г. прислал в крепость Баят, стоящую в неприступных карабахских горах, указ о даровании ему звания хана и назначении его правителем Карабаха. Назначение Панаха, а потом его сына Ибрагима ханами Карабаха было сделано персидским правителем только с одной целью – минимизировать ориентацию армянских меликов в Карабахе, стремившихся перейти под власть Российской империи, а также для закрепления власти над этим регионом в лице персидских ханов тюркского происхождения.

Употребляя военную силу, тюрки становились во главе территорий, населенных исключительно лицами армянской национальности. Вот одно из многочисленных подтверждений этих исторически существовавших фактов. 3 августа 1800 г. статский советник П. Коваленский в письме главноуправляющему Грузией и главнокомандующему на Кавказе генералу К. Кнорингу писал: «…суть потомки Меликов или владельцов карабагских, кои в числе пяти, по разорении царства армянскаго, от древности сохранили независимость своих владений до самых новейших времен, когда отец нынешнего владельца карабагскаго Ибрагим-хана… водворился у них, а потом и совсем вытеснил их».

В этом же письме статский советник отмечает, что «Ибрагим-хан, человек пожилой и умный персиянин, после отца своего получил он в наследство весьма ограниченное участие во владении Карабагском, которым управляли еще Армянские мелики, от древних времен сохранившие свою независимость…»

О том, что в Карабахе появились персидские ханы, в России не только знали, но и собирали об этом сведения. Так, Екатерина II спрашивала в 1784 г. Григория Потемкина об Ибрагим-хане: «Дай мне знать, кто он таков? И как учинился ханом? Молод или стар, силен или безсилен, и склонны ли персияне к нему?»

Информация о Карабахе приходила в Россию отовсюду, о чем свидетельствует переписка и с архиепископом Иосифом Аргутинским, и с карабахскими меликами. О том, что последние общаются с российскими властями, стало известно и Ибрагим-хану, который стал их преследовать. Начинается бегство армян из Карабаха в соседние государства и даже в Россию. Картли-Кахетинский царь Ираклий II сообщал канцлеру Безбородко в 1797 году: «Жительствующий в Карабаге князей меликовых армянский народ из давних времен имеет желание переселиться на жительство к христианам, дабы тем избавиться от рук неверных и от претерпеваемого ими там великого угнетения. Почему карабагския князья мелик Джимшид сын Мелик Шахназаров и Мелик Придон сын Мелик Бегляров ныне, нашед удобный случай, купно и с семействами своими из Карабага уехали и, прибыв к нам, объявили свое желание о вышесказанном армянского народа переселении…»

Я пишу об этом так подробно только потому, чтобы представить ситуацию, в которой оказалось к началу XIX века население Карабаха и соседних регионов, в основном состоящее из армян, но управляемое насильственно поставленными персидскими правителями. Именно этот факт ставится ныне во главу угла азербайджанскими исследователями и политиками, с пеной у рта доказывающими несуществующее – что население Карабаха и окрестных ханств состояло исключительно из «азербайджанцев».

В начале XIX века на российский престол вступил Александр I, который резко изменил внешнюю политику своего отца. Были восстановлены отношения с Англией, нарушенные Павлом I. Нормализация отношений с европейскими государствами позволила России активизировать свою политику в регионе Кавказа и Закавказья. Грузинский царь Георгий XII неоднократно обращался к России с просьбой о покровительстве. 12 сентября 1801 года был издан манифест о присоединении Восточной Грузии (Картлии и Кахетии) к России. В 1803–1804 гг. на тех же условиях в состав России вошли княжества Мингрелия, Гурия и Имеретия, составлявшие Западную Грузию. А в 1810 г. – Абхазское царство. Для России присоединение Грузии означало приобретение важной в стратегическом отношении территории для укрепления своих позиций на Кавказе и в Закавказье. Но эта активизация на грузинском направлении столкнула Россию с Персией, претендовавшей на этот регион, и в 1804 году началась русско-персидская война.

В 1803–1805 гг. резко обостряется международная обстановка в Европе. Молодой генерал Бонапарт вовлек многие европейские страны, в том числе и Россию, в череду войн. Таким образом, ситуация от Европы до Закавказья была в состоянии постоянной взрывоопасности. Начались движения народов, искавших убежища от войн и притеснений. В это время изменился этнический состав и населения Карабаха. Как отметил Ю.Г. Барсегов, в этом регионе процесс начался позже других армянских земель, поскольку карабахские мелики сохраняли свое полунезависимое положение в составе Персидского государства. А отношение Персии к армянам в корне отличалось от поведения османских властей в Западной Армении и пришлых тюрок в районах Южного Кавказа. Персидские шахи, как продолжатели традиций многовековых армяно-персидских отношений, не прибегали к изгнанию армянского населения из подвластных им территорий. Напротив, всеми средствами, в том числе даже и насилием, они стремились удерживать армян под своей властью или даже переселяли их в Персию из подвластных ей районов исторической Армении.

Следует отметить, что российские военные и политические деятели неоднократно указывали, что армяне всегда были той силой, которая послужила делу присоединения Карабаха к России, хотя этому и препятствовали хан и его окружение.

Поскольку формально с точки зрения международного права власть персидского шаха над Карабахом и другими персидскими владениями осуществлялась ханами-наместниками, то Россия стала опираться на сепаратистские действия ханов, добиваясь присвоения этих персидских территорий. Вот почему Россия несколько преувеличивала роль ханов, а их власть использовала затем как институт, который мог легитимно решать вопрос о принадлежности Карабаха. Иными словами, именно хан мог выбрать, кому подчиняться – персидскому или российскому суверену.

14 мая 1805 г. между российским генералом Цициановым и персидским ханом тюркского происхождения Ибрагимом был подписан Кюрекчайский трактат о переходе Карабахского ханства под власть России.

Интересно, что современные азербайджанские историки пишут, что этот документ – «весомое свидетельство исторической принадлежности Карабаха Азербайджану», который был присоединен к России «как чисто азербайджанское владение».

Да полноте, господа хорошие! Зачем фальсифицировать известные исторические факты. Ведь этот край в 1805 г. был отторгнут от Персии путем заключения договора не с правителем не существовавшего тогда Азербайджана, а с персидским наместником Карабаха, только и всего. Разве не Цицианов писал хану Ибрагиму Шушинскому: «Я вашей покорности и подданства не желаю и не желал, поелику я на вашу Персидскую верность столько надеюсь, сколько можно надеяться на ветер».

В 1806 году началась война России с Турцией, которая закончится через пять лет поражением Османской империи и заключением в мае 1812 года мирного договора, по которому к России отходила Бессарабия, за исключением ее южной части.

Это основные вехи тех международных событий, которые предшествовали заключению Гюлистанского мирного договора.

Вторжение Наполеона в Россию заставило несколько уменьшить внимание на персидском направлении. После поражения французской армии Россия довольно быстро закончила и войну с Персией, которая, как мы помним, тянулась с 1804 года.

12 (24) октября 1813 года был подписан Гюлистанский мирный договор, завершивший длительную войну в Закавказье. Персы признали присоединение к Российской империи Грузии, Абхазии, Дагестана, Карабаха и нескольких других областей. К России отошло все кавказское побережье Каспийского моря от устья Терека до Астары, и наше государство получило исключительное право иметь каспийский флот.

Но были ли эти действия столь же успешными политически, нацеленными на долговременную перспективу? Какие уроки может преподать нам история в связи с современными событиями в регионе?

Тогдашние отношения России и Персии имеют немало параллелей с современностью. После подписания Гюлистанского мирного договора Персия утратила влияние над целым рядом областей, составляющих сегодня территорию, названную в 1918 году Азербайджаном. Эти области не принадлежали ей исторически, но желание вернуть их под свое господство стало настойчивой идеей всей персидской политики в последующие годы.

С одной стороны, они связаны с политикой реванша наследника персидского престола Аббас-мирзы, которого вооружали англичане и французы, о чем докладывал генерал А.П. Ермолов. Но Александр I отнесся к этим известиям весьма легкомысленно, не придав им значения. А когда началось нашествие Аббас-мирзы, было уже поздно и пришлось применять силу для «принуждения к миру», а в конечном счете, только сражение под Елизаветполем положило конец захватнической политике Персии. Я расскажу об этом читателям и познакомлю с найденными мною воспоминаниями одного очевидца сражения. Тогда уроженец Карабаха генерал Мадатов разбил 30-тысячную персидскую армию, правда, победу приписал себе Паскевич. Эта новая победа над Персией дала России новые территориальные приобретения – Эриванское и Нахичеванское ханства.

На ум приходят и параллели с событиями «пятидневной войны» 2008 года, вот только методы несколько изменились. Грузинскую армию тоже вооружали иностранные специалисты и зарубежные государства. Роль тогдашних персов и турок играет нынешний президент Грузии, а внутри России действует мощная грузинская диаспора, продолжая отток капитала из нашей страны. В Грузии постоянно присутствует военная риторика, заставляющая задуматься, а не придет ли в голову бесноватому руководителю активизироваться в 2014 году, чтобы сорвать мирные Олимпийские игры. Ведь корейские фирмы посулили ему миллиард долларов за такой срыв. Там, в Северной Корее, спешно идет строительство олимпийских объектов, и они убеждены, что в 14-м году Олимпиада будет проходить у них.

Без сомнения, сейчас происходит завязка событий, которые будут определяющими в ближайшие даже не десятилетия, а годы. Но только со времен заключения Гюлистанского мира многое изменилось, и ставки в мировой политике значительно возросли. Вот почему так важна сегодня роль Карабаха. Мирное урегулирование этой проблемы, признание самого Карабаха как независимого государства имеет сейчас важнейшее значение для сохранения мира не только во всем Закавказском регионе, но и в современном Иране. А для этого нужен новый Гюлистанский договор XXI века.

Владимир Захаров, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона.

noev-kovcheg.ru


Категория: Политика | Просмотров: 532 | Теги: | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0