Главная
Меню сайта

Форма входа

 

Главная | Мой профиль | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Специальный проект
Специальный проект от ArAcH.do.am


Чат
 

Наш опрос



Друзья сайта
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Благотварительность
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  
Империя                                            
                                    Часть пятая.
                               Держава Тиграна II.
 
Вслед за Арташесом в Армении царствовали один за другим два его сына—Артавазд I и Тигран I (около 160— 95). В этот период в Передней Азии происходит коренная перестановка политических сил. Еще в середине III в., до н. э. на Иранском нагорье образовалось Парфянское государство. Во II в. оно переживало подъем. Вступив в борьбу с Селевкидами, парфяне добились преобладания в Передней Азии. Их царь Митридат II (123—87) довел западные границы государства до Евфрата в Северной Месопотамии.
Он столкнулся также с армянским царем Артаваздом I, выиграл сражение и взял в качестве, заложника царского племянника Тиграна (будущий Тигран II). Вскоре парфяне отпустили Тиграна, получив в качестве выкупа область «Семьдесят долин», расположенную на юго-востоке Армении. Первые десятилетия I в. до н. э. в истории Армении занимают особое место. В этот период новый царь Армении Тигран II, прозванный Великим (95—55), встав на путь внешних завоеваний, создал большое государство. Армения превратилась в одну, из самых могущественных держав того времени.
Тигран II начал свою деятельность с того, на чем остановился его дед Арташес I,—с присоединения Софены—армянской приевфратской области, бывшей до того отдельным царством. В Софене правил потомок Зареха Артан. Уже в 94 г. войска Тиграна без труда овладели страной.
Этот шаг вывел Армению в сферу оживленных международных отношений. Софена с давних пор была связана политически с соседней Каппадокией, с чьей помощью в основном и сохраняла самостоятельность. Теперь Каппадокия сама находилась под угрозой поглощения безмерно усилившимся соседним Понтийским государством. Царь Понта Митридат VI Евпатор стремился сблизиться с Арменией. Он направил к Тиграну посольство с предложением заключить союз. Для Тиграна союз с могущественным Понтом был выгоден и желателен. Союз был закреплен браком между Тиграном и юной дочерью Митридата Клеопатрой.
В числе прочего, стороны договорились о захвате Каппадокии, причем по договору территория этой страны должна была отойти к Понту, а Тигран мог забрать всю движимость и депортировать население. Каппадокии предстояло стать тем источником, откуда Армения черпала бы необхо-димые ей людские массы—городское население и рабов.
Первый поход армянских войск в Каппадокию был предпринят в 93 г. Страна была захвачена, царь Ариобарзан бежал в Рим. По приказу из Рима Сулла, губернатор Суровой Киликии, ставшей к этому времени римской провинцией, восстановил власть каппадокийокого царя. Однако уже в 91 г. военачальники Митраас и Багой вновь овладели Каппадокией. Лишь два. года спустя Риму удалось вернуть Ариобяпзана на престол.
На пути осуществления завоевательной программы Тиграна II стояли в первую очередь парфяне, завладевшие Мидией, Атропатеной, странами Северной Месопотамии и обосновавшиеся на Армянском нагорье, в области «Семьдесят долин». Около 87 г. до н. э. армянские войска вступили в эту область и, продвигаясь далее, вторглись в Мидию Атропатену и собственно Мидию. Преследуя парфянские войска, они подступили к Экбатанам—одной из резиденций парфянского царя. Во время осады города был предан огню расположенный за его стенами царский замок Адрапана. Устрашенный парфянский царь Готарз поспешил заключить мир и не только отказался от «Семидесяти долин», но и передал Тиграну власть над Мидией Атропатеной и странами Северной Месопотамии. Он отказался также от традиционного титула парфянских властителей «царь царей» в пользу Тиграна II. Последний закрепил свою власть над Мидией Атропатеной браком своей дочери с царем этой страны и обратил свое внимание на юг.
Здесь за столетие до этого, при Арташесе I, к армянскому государству была присоединена область Тморик. Теперь власть Тиграна распространилась и на соседнее небольшое царство Кордуену (Кордук) и на расположенную вдоль среднего течения Тигра Адиабену. Вслед за этим были заняты области Северной Месопотамии Мигдония с центром Нисибином и Осроэна с городом Эдессой. Теперь уже только Евфрат отделял владения Тиграна от стран, оставшихся под властью Селевкидов.
Селевкидские цари уже потеряли былую мощь. Центральная власть была бессильна обеспечить политическую целостность государства, безопасность торговли, сплотить вокруг себя важнейшую составную часть государства эллилистические города. Господствующий класс не был удовлетворен царской властью и помышлял о смене ее. Римский историк Юстин повествует: «Некоторые думали, что надо пригласить Митридата Понтийского, другие—египетского Птолемея... Все сошлись на кандидатуре Тиграна, который, ле только имел свою военную силу, но и был союзником ларфян и тестем царя Митридата. Итак, будучи приглашен занять престол Сирии, Тигран в течение 17 лет правил в полном спокойствии; он не мешал другим войнами и никто его не тревожил, так что воевать не было необходимости».
Так в 83 г. до н. э. Тигран II в столице Селевкидов Антиохии на Оронте воссел на их трон. Его войска продвинулись далее на юг вдоль Средиземного моря и заняли Финикию. Были завоеваны также Равнинная Киликия и Коммаге-на. Армянская держава стала непосредственно граничить с Римской республикой, обосновавшейся до этого в Горной Киликии.
Держава Тиграна II охватывала значительную часть Передней Азии. Она простиралась от Средиземного моря до^ Каспийского и от реки Куры до Месопотамии. Кроме того, в сфере ее влияния находились сопредельные страны и народы—Иберия и Албания на севере, многие арабские племена—на юге.
Новосозданная держава была типичным эллинистическим государством, хотя и меньшим по величине, но вполне сходным по структуре и функциям с предшествовавшими ей державами Селевкидов и Александра Македонского, прототипами которых, в свою очередь, были Ахеменидское, Мидий-ское, Ассирийское государства. Все они, как и держава Тиграна, являлись экономически и этнически пестрыми военно-лолитическими объединениями, состоявшими из обществ, находившихся на самых разных уровнях развития.
Наиболее важной, экономически и культурно развитой «з завоеванных Тиграном стран была. Сирия—ядро некогда обширной державы Селевкидов. В ее состав входили крупные и богатые полисы (города)—центры ремесла, торговли и культуры, имевшие свои земледельческие области, и среди них Антиохия-на-Оронте, столица Селевкидов, ставшая южным центром державы Тиграна. Южнее Сирии, по западному побережью Средиземного моря, тянулись древние финикийские города—Тир, Сидон, Берит (Бейрут), Арад и другие, которые в I в. до н. э. все еще сохраняли свое значение-в традиционной торговле между Востоком и Западом. Они являлись также крупными рынками работорговли. Немало» городов было и в Равнинной Киликии: Таре, Солы, Мопсуестия, Аназарба, Адана и другие. Во главе стран, захваченных у Селевкидов, был поставлен один из приближенных Тиграна Багарат, его резиденцией стала Антиохия.
Примыкавшие к южным границам Великой Армении Осроэна и Мигдония были самыми плодородными областями Северной Месопотамии. Возникшие при Тигране экономические и особенно культурные связи между этими странами и Арменией в дальнейшем все более укреплялись и сыграли заметную роль в истории армянского народа. Правителем месопотамских стран был поставлен Гурас, брат армянского царя, с резиденцией в Нисибине.
К востоку от Мигдонии, по левому берегу Тигра, располагалась Кордуена, уже в это время наполовину армяноязыч-ная. В дальнейшем оиа составила часть исторической Армении. Ниже по течению Тигра была расположена Адиабена, охватывавшая большую часть исторической Ассирии, в частности, ее столицу Ниневию. На восток от этих стран, вплоть, до Каспийского моря простиралась обширная Мидия Атропатена с городами Ганзака и Фрааспй. По сравнению с западными областями державы Тиграна, восточные облает» существенно отставали в экономическом развитии.
С завоеванных стран взималась дань, по-видимому, весьма тяжелая, если судить по накопленным Тиграном богатствам, роскоши его двора, размеру государственного строительства, величине военных расходов. Понятно, что тяжесть налогов и податей падала и на саму Армению. Покоренные страны обязаны были предоставлять Тиграну войско. Подобные обязательства имелись и у тех стран, которые, не входя в состав державы, находились в сфере ее влияния. Армия Тиграна, по описанию Плутарха, включала, помимо войска армян, силы атропатенских мидян, адиабенцев, гордиенцев, арабов, мардов, иберов, албан и других народностей.
Положение различных завоеванных стран не было однотипным. Так, например, если цари Атропатены и Кордуены остались на своих тронах, а первый из них даже стал зятем армянского царя, то Месопотамия и Сирия были обращены в административные единицы, управлявшиеся назначенными Тиграном сатрапами.
Одним из важнейших мероприятий Тиграна было упорядочение торговли. Оно было важно не только для купцов, но также для землевладельцев, владельцев ремесленных мастерских, сбывавших свои изделия на рынках многих стран. Основные торговые пути с запада на восток, включая средиземноморские порты, откуда эти пути начинались, располагались на территории новосозданной державы. Некоторые арабские кочевые племена были поселены Тиграном вдоль торговых путей, в местах переправ, горных проходов и т. п., чтобы сделать эти пути безопасными, удобными, а также наладить сбор таможенных пошлин. Такие посты были созданы, например, в Зевгме, на переправе через Евфрат, в горном проходе Амана, соединявшем Киликию с Сирией и т. д. В деле упорядочения морской торговли Тигран, не располагавший собственным флотом, также опирался на другие народы, в частности, на прибрежное население Киликии.
Хорошо понимая огромную роль городов, в особенности богатых и влиятельных сирийских городов, в системе державы, Тигран II проявлял к ним большое внимание. Ряд городов получил право чеканки монет и другие привилегии.
Старая столица Армении Арташат осталась на севере, новая—Антиохия— находилась вне Великой Армении. Возникла необходимость создать столицу в такой области Армении, чтобы она одновременно могла служить центром державы. В 80-х годах до н. э. на берегу одного из северных притоков верхнего течения Тигра, в армянской области Ахдзник был основан город Тигранакерт—новая столица державы.
Тигран совершил ряд насильственных переселений из городов Киликии, Каппадокии и Месопотамии. Так, например, из Каппадокии было депортировано все население ее столицы Мазаки, из Киликии—население эллинистических полисов Солы, Адана, Эпифания и ряда других. Конечно, эти громадные, порядка полумиллиона, массы людей не могли быть поселены в одном только Тигранакерте. В античных источниках Тигранакерт предстает как большой, великолепно отстроенный и богатый город, со стенами высотой в 25 метров, с царскими дворцами и загородными парками. Однако первый этап живни этого города, до его разрушения римлянами, длился всего 10—15 лет, и в течение этого времени население его не могло бы достигнуть цифры, превышающей 100 тысяч. Остальные переселенцы размещались, стало быть, в других городах и местностях. Известно, в частности, что, помимо столичного города Тигранакерта, при Тигране появилось еще два города с таким же названием в области Утик и Арцах, и Тигранаван в Гохтне. Кроме того, пополнялось также население старых городов Арташата, Ервандашата, Зарехавана, Заришата и др., о чем можно судить по данным армянских источников.
Чужеземное население армянских городов, если не считать евреев, чьи общины в этих городах сохранялись еще в IV в. н. э., скоро вступило на путь ассимиляции с армянами.
Более устойчивым было привнесенное ими, а также проникавшее еще ранее через множество других каналов влияние эллинистической культуры. Особенно подвергались ему верхние слои общества, в частности, царский двор, что было не. исключением, а правилом для своего времени, когда эллинистическая культура проникала во все переднеазиатские страны, адоптировалась верхними слоями их обществ. Путь для проникновения этой культуры прокладывал греческий язык, который стал к тому времени языком международных и торговых сношений. Конечно, несравненно более слабым было влияние эллинистической культуры на широкие массы народа, если не считать часть городского населения.
Этот первый этап царствования Тиграна Великого нашел свое отражение также в устном народном творчестве. Предание о нем дошло до нас на страницах «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци, причем последний по ошибке свил в одну две нити—сведения о царе VI в. до н. э. Тигране Ервандяне и сведения о Тигране II, приписав все первому из них. Тем не менее в предании явственно проступает образ Тиграна II и ряд характерных черт и событий его эпохи.
Однако в империи Тиграна Великого, особенно, по мере старения царя царей, постепенно появлялись контуры весьма опасных внутриполитических процессов. Интересно, но все сыновья Тиграна от дочери понтийского царя оказались, по существу, предателями как по отношению к отцу, так и Армении. Старший из этих сыновей, Зарей, отчеканил монету с надписью «царь царей Зарей» в то время, как Тигран находился далеко от столицы. Он поднял мятеж, но был разбит и обезглавлен Тиграном Великим. Другой сын надел царскую корону, когда отец упал в обморок во время охоты. За это он поплатился своей головой. Третий сын сыграл, пожалуй, наиболее негативную роль, подняв восстание против отца на стороне Рима.
Столкновение двух великих держав – Рима и Армении - стало неизбежным в конце 70-х-начале 60-х годов до н.э. Понтийское царство, которое долгие годы препятствовало проникновению Рима в Малую Азию, после трех войн, известных в истории под названием Митридатовы войны, в 71 году до н.э. было практически оккупировано римлянами, а царь Митридат VI нашел убежище у Тиграна. На требования выдать понтийского царя Армения ответила отказом. В 69 году в Армению вторгся римский полководец Лукулл, отличившийся в войне с Понтийским царством. В том же году Лукуллу удалось взять столицу империи Тиграна – Тигранакерт, но в следующем 68 году римская армия потерпела сокрушительное поражение от войск Тиграна Великого в битве на реке Арацани.
Армения восстановила свою власть над всеми до того подконтрольными территориями. Однако война между двумя империями на этом не закончилась. В 66 году до н.э. в Армению вторгся другой и очень известный римский полководец – Гней Помпей или Помпей Великий. Почти в тоже самое время с юга в Армению вторглись парфянские войска. Тигран Великий не стал воевать с римлянами и подписал договор, в соответствии с которым уступил Риму армянские малоазиатские владения. Парфянскую армию Тигран Великий разгромил в 66 году у стен Арташата. Армянская империя, таким образом, уступила свою гегемонию Риму.
Данный договор Тиграна в истории, в том числе, как ни парадоксально, и в армянской истории воспринимается достаточно однозначно. Принято считать, что Тигран попросту был не в состоянии противостоять армии Помпея. Однако данное утверждение не только не верно, но и является результатом римской пропаганды. Дело в том, что Тигран Великий осуществил гениальный и стратегически безупречный дипломатический маневр в отношении Рима. Данный маневр, без преувеличения, оказал влияние на всю последующую историю Рима и, можно сказать, мира. К большому сожалению, данный маневр до сих пор вообще не исследован армянской исторической наукой.
Тигран, естественно, мог бы без особых усилий одолеть армию Помпея, тем более, что за два года до этого армянские войска разгромили армию Лукулла. Но заключение договора с Помпеем стало намного более сильным ударом по Риму, нежели военная победа над Помпеем. Дело в том, что в те времена Рим вступал в совершенно новый период своего развития. Подходил к концу республиканский период его истории и постепенно наступал имперский период. И здесь на первые роли встали три великих полководца и государственных деятеля: Гай Юлий Цезарь, Марк Лициний Красс и Гней Помпей. Тигран, среди прочего контролировавший торговые пути из Азии в Европу, а тогда торговцы были наиболее информированными и образованными людьми, не мог не знать, что именно эти три деятеля будут бороться за власть, причем, за власть абсолютную и будут бороться именно между собой. Поэтому, заключив договор с Попмеем, он добавил ему «лавров» победителя Тиграна и послал в Рим и против Рима. Иначе, победив Помпея, в Армению вторгся бы Цезарь или Красс. Если даже он победил бы одного из них, то другому было бы намного легче взять в Риме власть в свои руки, а уж потом начать поход против Армении.
А Тиграну тогда было уже 74 года, и этот возраст, если бы Тигран не осуществил того маневра, мог бы сыграть злую шутку над всем армянским народом. Между тем, чем больше претендентов было бы в борьбе за власть в Риме, тем лучше было для Армении, ведь римляне были бы заняты своими внутренними проблемами и им не было бы дела до Армении. В 64 году Тигран заключает договор с Парфией и таким образом закладывает основу будущего стратегического союза двух государств против Рима. Кстати, уже в 60 году до н.э. Цезарь, Красс и Помпей заключили так называемый первый триумвират, который и правил Римом несколько лет. Но вскоре среди них разгорелась сильная борьба за власть. Чтобы устранить Красса, в 55 оду, в год смерти Тиграна Великого, его послали наместником Сирии, откуда Красс направляется в поход против парфян. Но в битве при Каррах парфянам удается разгромить его войска, а отрубленную голову римского полководца отправляют парфянскому царю, который гостил тогда у сына Тиграна Великого – царя царей Артавазда II в Арташате. Голову им привезли, когда цари смотрели поставленный Артаваздом спектакль в арташатском театре. Затем в 49 году начинается гражданская война в Риме между Помпеем и Цезарем. Именно в этом году армяно-парфянские войска берут под свой контроль территории практически всей Малой Азии, изгнав оттуда римлян. В 48 году Помпей погибает, но гражданская война этим не заканчивается. Сыновья П0омпея ведут борьбу вплоть до смерти самого Цезаря в 44 году. И после этого борьба за власть в Риме не прекращается. Она заканчивается лишь в 31 году до н.э., т.е. в общей сложности напряженная внутриполитическая ситуация в Риме длится более 33 лет. И в этом прямая заслуга Тиграна Великого.
Римляне поняли стратегический замысел Тиграна Великого и не могли ему простить этого. Именно этим можно объяснить то, что все труды, в которых дана объективная картина деятельности и персоналии Тиграна Великого, целенаправленно уничтожались римлянами. Труды таких авторов, как Метродор Скепсийский, Гераклид, Тевкр Апполонид, Диафант, написанные на греческом и сирийском языках, были полностью уничтожены. Вследствие подобной политики уничтожения документов армянской, греческой, сирийской и понтийской историографии, первоисточниками о Тигране стали тенденциозно написанные труды римских государственных деятелей, таких, как Сулла, Лукулл, Помпей. Тем не менее, фигура Тиграна интересовала многих неармянских историков, писателей и деятелей культуры. Например, европейские композиторы посвятили Тиграну 24 оперы. Некоторые эксперты считают, что одна из них была написана самим Вивальди.
Деятельность и наследие Тиграна Великого имеет непосредственное отношение и к Арцаху. Наиболее преданные войка Тиграна, в том числе, его личная охрана состояла почти исключительно из арцахцев. Один из четырех Тигранакертов и единственный находящийся под армянским контролем находится около города Агдам. Не случайно, что именно во время Арцахской войны и были освобождены остатки легендарного города.
Данные кажущиеся на первый взгляд второстепенными факторы на самом деле имеют более глубокое и до сих пор не объяснимое значение для судьбы нашего народа. Не для кого не секрет, что возрождение армянского народа и армянской государственности началось с Арцаха. На данный момент три важнейших атрибута, которые в состоянии возродить былое величие нашего народа находятся именно в Арцахе: Гандзасар, где похоронена голова Иоанна Крестителя, что символизирует веру в Бога, развалины Тигранакерта, что символизирует веру в собственные силы, и Амарас, где Месроп Маштоц основал первую школу, что символизирует армянскую цивилизацию. И надо всегда помнить, что потеря в прямом и переносном смысле хоть одного из этих атрибутов будет иметь непредсказуемые последствия для всего армянского народа.